Жорж Шикото: врач-художник.

 photo Snimok-dlya-fejsbuka-2-2.jpg
Ж.Шикото «Первые попытки лечить рак лучами» 1907г.

На картине французского врача и художника Жоржа Шикото (Georges-Alexandre Chicotot, 1868-1921) «Первые попытки лечить рак лучами» изображен сеанс радиотерапии. Внимание привлекает не столько голая грудь пациентки, сколько чёрный цилиндр на голове врача. Картина датируется 1907 годом и это автопортрет: Жорж Шикото изобразил себя в ходе своего первого сеанса лечения рака молочной железы (парижский Госпиталь Брока, 1899). В его правой руке- газовая горелка, которая регулирует интенсивность излучения, а в левой секундомер- время сеанса составляло 10 секунд. О жизни Шикото известно мало: он окончил Национальную школу изящных искусств в Париже, но затем почему-то решил изучать медицину и поступил в Высшую медицинскую школу (Ecole de Medicine) и в 1908г. возглавил отделение радиологии в госпитале Брока. Шикото можно назвать одним из первых французских рентгенологов.
Интересно, что все эти годы он продолжать творить, его картины в 1887-1913 годах неоднократно были представлены на ежегодном Парижском Салоне. С учетом того, что Шикото был, прежде всего, врачом, его профессиональная деятельность стала темой многих картин.
+++Collapse )

ПОЛЁТ НА ЛУНУ. Ко дню космонавтики.

Время надежд и сершений.
 photo space_1.jpg
В 1954году, в год первой успешной родственной трансплантации почки, спустя несколько лет после детальной разработки пересадки сердца собаке, и всего за 7 лет до легендарного полета Гагарина, когда весь мир соревновался за первенство освоения космоса, что даже изображения космических кораблей были засекречены, в октябрьском номере журнала «Знание – сила» вышел фантастический репортаж из будущего. На обложке значилось, что это номер за ноябрь 1974 года, а сам номер рассказывал о полёте четырёх советских людей на Луну. Журнал в изобилии демонстрировал приметы будущего: фотографии вырезок из газет «Известия», «Правда» и «Комсомольская правда», датированные 26 ноября 1974 года, фототелеграммы в Совет Министров СССР и Академию Наук СССР, биографии членов экипажа ракетоплана. Рассказ вёлся от лица самих межпланетных путешественников, один из которых был доктором. За здоровьем отважных космических странников следили с Земли: ЭКГ и прочие параметры жизнедеятельности передавались по радиоканалам. Через год был выпущен диафильм с рисунками Константина Арцеулова. Через 5 лет его рисунки были уже на всех марках страны.

"Мы на Луне! На Луне, чёрт возьми!"
(Т. Акопян, бортовой врач межпланетного корабля «Луна–1». 27 ноября 1974 года, 12 час 55 мин)

диафильм "ПОЛЁТ НА ЛУНУ"
лунная дорожка

История медицины в иллюстрациях Роберта Тома, часть 2

История медицины, первая часть

Рене Лаэннек и стетоскоп
 photo 24.jpg
Рене Теофил Лаэннек (фр. Rene-Theophile-Hyacinthe Laënnec; 1781 — 1826) — французский врач и анатом, основоположник аускультации и изобретатель стетоскопа.
Довольно рано блестяще окончил классическую школу, владел немецким, английским, греческим и латинскими языками, а с 14 лет начал обучение медицине. В 1799 поступил на службу в республиканскую армию ассистентом хирурга, а в 1802 вышла его первая научная работа, посвящённая описанию симптоматики перитонитов, вскоре защитил диссертацию. В 1816 году Лаэннек изобрёл стетоскоп и разработал новую методику выслушивания больных. Сам Лаэннек так описывает этот момент: «Я был приглашен к одной молодой даме, представлявшей большие признаки сердечной болезни, у которой прикладывание руки, а равно и перкуссия, не дали никаких результатов вследствие имевшейся у неё значительной жировой подстилки… Мне пришло на память известное акустическое явление: прикладывая ухо к одному концу бревна, можно прекрасно расслышать дотрагивание иголкой до другого его конца. Я взял лист бумаги, сделал из него узкий цилиндр, один конец которого приставил к сердечной области и, приложив ухо к другому его концу, я был столь же удивлён, как и обрадован тем (fut aussi surpris que satisfait), что мог слышать удары сердца гораздо громче и точнее, чем это мне представлялось до тех пор при непосредственном прикладывании уха».
Дальше Лаэннек попытался создать прибор, который сегодня мы называем стетоскопом, перепробовал множество материалов от камыша до каштана, пока не остановился на ореховом дереве. Своё изобретение он назвал «Le Cylindre» — «цилиндр», который имел длину 12 дюймов и диаметр 1,5 дюйма.
++++Collapse )

Первые трансплантологи Косма и Дамиан

Трансплантология- относительно молодая и чрезмерно амбициозная область медицины, ведь в самой возможности пересадки чужеродного органа уже заключается некий апофеоз медицины. Надо сказать, к покорению этой вершины медицины шли веками, и лишь в 1950 году доктор Ричард Лаулер (Richard H. Lawler(1896-1982) выполнил первую успешную трансплантацию почки. Он пересадил 49-летней женщине трупную почку, удалив собственную, и женщина прожила еще 5 лет.

 photo i-406.jpg
Святые Косма и Дамиан пересаживают ногу.Неизв. мастер (Master of Los Balbases), ок. 1495. (Университетская библиотека. Лондон)

Первые попытки демонстрации того, что части тела, которые не подлежат восстановлению, можно заменить, поставив вместо старых новые, были произведены около 2000 лет назад: Сушрута, великий врач Древней Индии, первым применил кожные лоскуты пациента с других частей тела для ринопластики. В 16 веке Гаспар Тальякоцци (Gaspare Tagliacozzi (1545 – 1599) прославился попыткой «чинить» уродства и увечья, нанесенные в боях. Он заметил, что если кожный лоскут взять от другого человека, то чужеродные ткани не приживаются, формально первым описав отторжение.
А вот легендой, которая вдохновляла врачей все это время искать возможности работать дальше, было житие святых — Космы и Дамиана, братьев- врачей. Житие гласит, что у дьякона Юстиниана сильно болела нога, никакие лекарства не помогали. И вот тогда во сне ему явились двое с инструментом в руках. Святые отрезали его больную ногу и пришили вместо нее конечность умершего эфиопа. На утро Юстиниан проснулся здоровым, но двухцветным.
+++++Collapse )

2 апреля. Autism awareness day.

 photo 1543410348-777807-497676.jpg
В.И. Суриков "Боярыня Морозова" (Фрагмент. Юродивый.)

«Дурачку Билли», как его называли соседи, было около 60 лет, когда весной 1846 года хорошо одетый мужчина из Бостона верхом на лошади въехал в деревню штата Массачусетс и начал измерять и изучать его всевозможными способами. Первым делом он измерил его голову странным инструментом, наподобие штангенциркуля, оценил размеры конечностей и грудной клетки рулеткой и задал много вопросов, касающихся странного поведения Билли. По тем временам, Билли был «идиотом». Этот термин только потом получил негативную окраску, тогда же врачи и педагоги использовали его не со злым умыслом, а для обозначения отклонений или особенностей умственного развития. Билли был один из сотни «идиотов», которые были посещены в этом году. Несколькими месяцами ранее законодательно выделили группу специалистов в составе трех человек для проведения переписи душевнобольных и «идиотов». Однако в случае с Билли врач, который его осматривал, вскоре понял, что ни одно из общепринятых определений психического расстройства к нему не подходит. Хотя Билли явно не был «нормальным», и его семья и соседи считали его недееспособным, в некотором смысле он демонстрировал твердое, если не превосходное, познание мира. Его способность говорить была сильно ограничена, но он обладал прекрасным музыкальным слухом и знал более 200 мелодий, которые мог воспроизводить, не обучаясь музыке. Билли был не единственным человеком, чье заболевание озадачило экзаменаторов. Как признал руководитель комиссии, в ходе опроса было замечено «очень много случаев», по которым «трудно сказать, следует ли ... называть человека идиотом».

Если бы Билли был жив сегодня, то его симптомы, описанные Самуэлом Гридли Хауи (Samuel Gridley Howe, 1801- 1876), видным американским врачом и тифлопедагогом 19-го века, вероятно, можно было расценить как аутизм. Правда, само слово «аутизм» в то время не существовало, поэтому не существовало и диагноза. (*) Все это происходило задолго до того момента, как Лео Каннер (Leo Kanner; 1894-1981) в 1943 г. описал 11 детей с нехваткой навыков человеческого взаимодействия. Тем не менее, даже он, детский психиатр из Балтимора, которому обычно приписывают первенство в описании аутизма, сомневался, что глубокое нарушение социального взаимодействия было чем-то новым в истории человечества. Почти параллельно венский педиатр по имени Ганс Аспергер (Johann «Hans» Friedrich Karl Asperger; 1906 — 1980) описал подобный набор симптомов. Их вклад, как они сами признавали, заключался не только в выявлении разнородных поведенческих черт, которые составляют паттерн аутизма, а в том, что традиционные на то время диагнозы, которые использовались для объяснения такого поведения (безумие или слабоумие, глухота) часто ошибались. «Я никогда не открывал аутизм», - настаивал Каннер в конце своей жизни. «Эта болезнь была до меня».

 photo janfeb2016_n05_autism.jpg

Ганс Аспергер, 1938г. (Фотография из архива доктора Марии Аспергер Фельдер).
+++Collapse )

История медицины в иллюстрациях Роберта Тома, часть 1

 photo Untitled-1_8.jpg
Роберт Алан Том (1915 – 1979г.г.) - американский иллюстратор, известный серией картин по истории медицины и аптекарского дела. Его история медицины, датируемая 1956гг., содержит 45 красивейших иллюстраций, выполненных с педантичной точностью. Их можно рассматривать, тем самым изучая все возможные приметы эпохи

++++Collapse )

Самооперирование

 photo Aug18 13 Leonid Rogozov operation 8.jpg
На этой картине, автора которой я так и не смогла найти, описаны события чуть более 50 летней давности.

Антарктида. 1960 г. 26-летний врач, обучавшийся в клинической ординатуре по хирургии, отбывает на станцию в составе антарктической экспедиции. Через 4 месяца, 29 апреля 1961г., молодой врач прочувствовал на себе все признаки начинающегося аппендицита и начал антибиотикотерапию. Однако состояние не просто не улучшилось, а появились признаки перитонита– требовалась срочная полостная операция, но кроме него, ни одного другого врача в составе экспедиции не было. Эвакуация больного тоже не представлялась возможной - 80 км перелета при плохих погодных условиях. Тогда сам доктор, Леонид Рогозов (1934—2000) принял решение проводить операцию самостоятельно, а ассистентами были люди, не имевшие к медицине никакого отношения: метеоролог, механик-водитель и начальник станции.
Операция длилась 1 час 45 минут. Это событие описано самим Леонидом Рогозовым: «Я не позволял себе думать ни о чём, кроме дела… Мои бедные ассистенты! В последнюю минуту я посмотрел на них: они стояли в белых халатах и сами были белее белого. Я тоже был испуган.
+++Collapse )

В госпитале

 photo http_  oppps.ru _994354.jpg
"В госпитале"(1901)

У Василия Васильевича Верещагина (1842-1904) есть серия картин, объединенная одним сюжетом: раненый солдат диктует сестре милосердия письмо и.. умирает, не окончив его. Серия была создана на рубеже веков (1901г)после посещения художником испано-американской войны на Филиппинах. Серия состоит из 5 картин, хотя одна,первая, на которой боец в кавалерийской форме с перевязанной головой еще сидит верхом на коне, стилистически выбивается и часто рассматривается вне цикла. Эта серия уникальна: с одной стороны, мало кто знает об этом факте биографии художника: никаких данных о том, что происходило с Верещагиным на Филиппинах, нет, писем оттуда он никому не писал, и в сети можно найти ложную информацию о том, что картины принадлежат балканскому периоду творчества художника.  С другой- в ней нет изображений жестоких сражений, ведь имя Верещагина прежде всего ассоциируется с батальным жанром. В этой серии отображены иные будни военной жизни, больничные. И Верещагин верен себе: все его картины проникнуты антивоенным пафосом и идеей о том, что любая война приносит страдания людям.
 Сын художника вспоминал, что вернувшись домой с огромным количеством этюдов, Верещагин много рассказывал близким о поездке, под впечатлением которой создал цикл картин, «повествующих о печальной участи американского солдата, от его ранения до смерти в госпитале».
Сейчас картины разбросаны по миру: «Раненый» - Киевский музей русского искусства, «Письмо к матери» - Ярославский художественный музей, лишь 3 картины остались вместе: «В госпитале»,«Письмо прервано» и "Письмо осталось неоконченным"- Николаевский художественный музей им. В.В. Верещагина.
Известно, что сюжет картины «Раненый» был подсказан опытом собственного тяжелого ранения художника, полученного им еще в русско- турецкую войну 1877–1878 гг. «Раненого» Верещагин писал в мастерской жарким летом 1901 г., натурщиком был постоянный служащий Верещагина Василий Платонович. Чучело лошади оседлывалось привезенными кавалерийским седлом, переметными сумами, карабином и т.д. Жена художника, Лидия Васильевна, позировала для образа сестры милосердия. Художник был очень педантичен: она одета в форменное платье медсестры, привезенное с Филиппин.Оттуда же была привезена и госпитальная кровать, изображенная на картинах.


Read more...Collapse )

Физиогномика - пропедевтика внутренних болезней 19 века

Первое издание этого замечательного атласа с портретами пациентов, страдающих различными заболеваниями, датируется 1839г. (Штутгарт).
Текста в издании не было. Второе издание в формате значимо меньше (А3) с 80 рисунками было опубликовано в 1842 году.
Карл Баумгартнер (Karl Baumgärtner 1798-1886), ученик Фридриха Тидеманна и Леопольда Гмелина в Гейдельберге, получил степень доктора медицины в 1818 году, работал врачом в Растадте и стал профессором медицины в 1824 г. во Фрайбурге.Его основная теория гласила, что зачастую только путем изучения физиогномики пациента, выражения лица, цвета кожи, глаз, губ и т.д. можно поставить правильный диагноз. Вспомним, что лабораторные методы, кроме нагревания мочи и оценки ее цвета, на тот момент были невозможны.
Карл считал, что знание того, как выглядят разные внешние стадии "страдания" могут действительно помочь в диагностике болезни.
Пациенты, изображенные на страницах атласа, страдают астмой, холерой, дизентерией, энцефалитом, эпилепсией, желтухой, гидроцефалией, плевритом, гонореей, бешенством, водянкой, жёлтой лихорадкой, раком желудка, цингой, амаврозом, злокачественными новообразованиями. ревматизмом и т. д., но также изображены "идиотизм", "слабоумие" и другие психиатрические расстройства (меланхолия, мономания и т. д.)
Тонкие листы были выполнены с помощью литографий Б. Гердера, который перевел их в такой формат, удобный для печати, с рисунков Карла Сандхааса (Karl Sandhaas (1801–1859), все картины в атласе раскрашивались вручную. Оригинальные рисунки Карла для атласа Баумгартнера были только недавно обнаружены и сейчас находятся в Институте истории медицины при Фрайбургском университете.
Сандхаас был учеником своего дяди, придворного художника. Сандхаас работал художником-декоратором в нескольких местах в Германии и в 1828 году также в Италии. Его портреты для физиогномического атласа, вероятно, были выполнены в конце 1820-х годов, и пациенты, очевидно, изображались с натуры- у их постели. Вскоре, в 1831 году, Сандхаас сам стал «душевнобольным». Он даже послужил прототипом героя в коротком рассказе, написанном H. Hansjacob под названием Wilde Kirschen (Дикая вишня) (1888).


 photo original_2.jpg  photo original 1.jpg
На первой картинке- Анемия
++++Collapse )