Эхо войны

Сегодня в РФ празднуют 23 февраля, день защитника отечества. А я, человек, интересующийся искусством во всех его проявлениях, хочу показать апофеоз войны. Не картину Василия Верещагина, хотя предвосхитить пост намерена его же надписью, сделанной на раме: «Посвящается всем великим завоевателям- прошедшим, настоящим и будущим».

Желаю (инфантильно и несбыточно) всем бывшим и будущим защитникам, чтобы войны больше не повторялись, чтобы возможность решить вопрос цивилизованно превалировала над иными способами. Чтобы не надо было ни убивать, ни обороняться. Ни оплакивать сослуживцев и невинно убиенных.

За мир во всем мире!



Небольшой комментарий.
Collapse )

Правила блога

Прочитайте, пожалуйста, внимательно.

1. Этот журнал является копилкой всех пересечений медицины и искусства, которые так или иначе кажутся мне интересными. Темы выбираю я сама, авторы комментариев "лучше бы написали про.." блокируются.
2. Журнал ориентирован в большей мере на врачей
3. Я не просматриваю френдленту через ЖЖ, поэтому практически не добавляю друзей.
4. Комментирование блога доступно только зарегистрированным пользователям ЖЖ.
5. Перед тем, как оставить комментарий, подумайте, что вы хотели им сказать. Приветствуются любые дополнения или уточнения. Ваше суждение о низкой или незаслуженно высокой художественной значимости произведений того или иного художника меня не интересует.
6. Я удаляю комментарии из журнала и баню авторов за рекламу, обсуждения вне контекста постов, чаты между собой и за оскорбления.

Пациент Святого Луки

В скромной боковой галерее римского палаццо Барберини висит необычная картина, которая интересна не только с художественной, но и с медицинской точки зрения. Один из персонажей работы итальянского художника весьма привлекателен для тех, кто любит разгадывать медицинские ребусы.

Картина попала в палаццо лишь в 2011 году, итальянское государство выкупило ее из частной коллекции. По оценкам экспертов, картина кисти Джованни Ланфранко, одного из мастеров итальянского барокко, была завершена около 1620 года. На картине изображен пожилой мужчина, держащий за запястье маленького ребенка, а молодая женщина (скорее всего, мать ребенка) стоит позади них, ее взор обращен к старцу, вероятно, целителю. Мать смотрит на пожилого мужчину с надеждой. Правой рукой она поддерживает ребенка, а левой указывает на бедное дитя – она пришла за помощью. Старец держит вялую руку ребенка, смотрит вверх, как бы прося Небеса помочь в исцелении.
Над головой старца виден тонкий ободок свечения, или нимб – иконографический символ божественности. Стандарты религиозной живописи позволяют идентифицировать старца как Святого Луку, апостола, почитаемого автора одного из четырех Евангелий. Лука был врачом (Кол. 4:14), возможно, судовым доктором. Мураториев канон сообщает, что Лука также был знатоком права, кроме того, в православной и католической традициях он считается первым живописцем, так как именно он создал первый портрет Девы Марии. У его коленей лежит книга, на корешке которой читается надпись: «Гиппократ».
Это изображение Луки, одновременно врача и художника, считается беспрецедентным в итальянском искусстве. Но еще более интересно изображение ребенка, которого Лука должен излечить. Этот малыш – эмоциональный центр картины.
Ребенок выглядит больным не только из‑за того, что его рука безвольно висит в руке Святого Луки, а мать придерживает его спину, будто боясь, что он вот‑вот упадет. Судя по пропорциям, малышу около 3 лет или чуть больше. Цвет его кожи сильно отличается от материнской: серый, с землистым оттенком. Для создания этого «нездорового» цвета художник использовал голубоватые цвета. Склеры ребенка – пепельно‑серого цвета. Кажется, что мальчик не может стоять самостоятельно, даже его голова склоняется к руке матери – возможно, он слишком слаб, чтобы держать собственную голову. В отличие от пристальных взглядов мужчины и женщины, взгляд ребенка не фиксирован, а устремлен неизвестно куда. Живот у малыша сильно увеличен в размерах, а его глаза и лицо отечны. У ребенка асцит.
Collapse )

Чем болела самая красивая женщина Возрождения

Симонетта Веспуччи, урождённая Каттанео, самая красивая женщина эпохи Возрождения, прожила короткую, но яркую жизнь. Она родилась в 1453 году около или в самой Генуе. И даже место ее рождения стало символичным: считается, что именно там родилась Венера.


В апреле 1469 года 16-летняя Симонетта венчалась с Марко Веспуччи, дальним родственником итальянского исследователя Америго Веспуччи, и пара переехала во Флоренцию. Там красота Симонетты быстро привлекла внимание знатных людей самого высокого ранга, среди которых были братья Медичи, Лоренцо и Джулиано. Пока Лоренцо «Великолепный» управлял государством, Джулиано открыто «ухаживал» за Симонеттой.
В 1475 году состоялся рыцарский турнир, на котором оруженосец Джулиано нес штандарт кисти Сандро Боттичелли.
На знамени была изображена Симонетта Веспуччи, которая предстала в образе Минервы, римской богини мудрости и стратегической войны, побеждающей своей добродетелью беспорядок Любви, аллегорично представленный в виде связанного Купидона со сломанными стрелами. Девизом Джулиана было La sans par, что означает «Непревзойденный». Джулиано выиграл этот турнир, а Симонетта была номинирована на титул Королевы красоты.
Веспуччи умерла через год предположительно от туберкулеза, в 1476 году, в возрасте почти 23 лет. Доподлинно не известно, были ли когда-нибудь Джулиано и Симонетта любовниками (гораздо больше людей думают, что она была любовницей и музой самого Боттичелли).
Collapse )

Младенец Иисус и симптом Бабинского


Джентиле да Фабриано

В 1896 году французский врач-невролог польского происхождения Жозеф Франсуа Бабинский впервые описал рефлекс (получивший его имя), проявляющийся в разгибании I пальца стопы при штриховом раздражении кожи наружного края подошвы. У новорождённых и детей раннего возраста данный симптом не является признаком патологии в связи с тем, что кора головного мозга развита недостаточно. Однако по мере развития коры он должен исчезать, поэтому его появление в более позднем возрасте является патологичным и свидетельствует о поражении системы центрального двигательного нейрона.
Collapse )

Пастухи и агнец Божий из рождественского вертепа

В качестве рождественского подарка любителям медицины и искусства (и Италии:)

Есть в Италии в регионе Пьемонт маленькая коммуна Боччолето (итал. Boccioleto), расположенная примерно в 90 км к северо-востоку от Турина. Коммуна эта разместилась между живописными пологими склонами недалеко от слияния двух рек Серменца и Кавайоне и имеет древнюю историю: уже в пятнадцатом веке она отделилась от Римаско и образовала автономную общину. В течение семнадцатого века полностью сформировался облик Боччолето, дошедший до наших дней. На территории Боччолето хранится множество произведений искусства, в ней сохранились фрески разных эпох, выполненные между четырнадцатым и восемнадцатым веками, а также многочисленные деревянные скульптуры, среди которых отдельно выделяют алтарь, расположенный в Oratorio dell’Annunziata (Церковь благовещения, XVI в.), работы Франческо Антонио д'Альберто, датируемый 1694 годом. Кроме этого алтаря сохранились и две скульптуры неизвестного художника, изображающие пастухов с зобом, которые изначально украшали рождественский вертеп в оратории Сан-Квирико в соседней деревне Паланкато.


Изображения зоба по тем временам были обычным делом, ведь почти вся территория Италии в то время была эндемична по йоддефициту. Дефицит йода до сих пор является широко распространенным природным феноменом. Как и 600 лет назад, он был больше характерен для высокогорья и равнинных территорий, удаленных от моря. В таких местах пониженное содержание йода приводило к массовым нарушениям метаболизма у человека и животных.
Иконография эндемичного зоба получила большое внимание после работы австрийского доктора Франца Мерке, изданной на немецком языке в 1971 г. (она была переведена на английский язык после его смерти в 1984 г.). Именно он собрал множество графических изображений зоба как в медицинских, так и в немедицинских средневековых рукописях, живописи, графике и скульптуре, а также в исторических нумизматических и филателистских материалах. Австрийский доктор даже выделил «псевдо» и «настоящий зоб». Например, множество картин известных художников, которые не намеренно проиллюстрировали увеличение шеи, хотя современные «наблюдатели» определили это как зоб, а на самом деле на них могла быть изображена просто «толстая шея», доктор Мерке определил, как «ложный зоб» или «случайный» зоб.
Collapse )

ПОЧЕМУ ПРИНЦЕССА ЭБОЛИ НОСИЛА ГЛАЗНУЮ ПОВЯЗКУ?

Анна де Мендоса, известная также как принцесса Эболи и герцогиня Пастранская, испанская аристократка XVI века, прославилась несмотря на глазную повязку своей красотой, насыщенной личной жизнью, силой характера и довольно высоким политическим влиянием.
Испанский окулист, Энрике Сантос-Буэзо, из отделения нейроофтальмологии Клинической университетской больницы Сан-Карлос (Мадрид) проанализировал все изображения, а также тщательно изучил биографию принцессы и пришел к выводу, что причина «слепоты» Анны - «вторичный процесс после травмы, приведший к прогрессирующей атрофии глазного яблока, с развитием реактивной эзотропии (глаз как будто смотрит внутрь) и гипотропии (и вниз)»
«Я всегда любил искусство, а с возрастом сам начал коллекционировать картины. Возможно, поэтому, а также потому, что я врач, мне нравится анализировать персонажей на картинах, будто они мои пациенты. Принцесса Эболи стала моим очередным пациентом. Я как врач не ставил под сомнение описание ее жизни и оставил все интриги вне стен моего кабинета. Меня интересовала только история ее болезни, создать которую мне помог коллега, который также пытался разгадать причину слепоты, доктор Григорио Мараньон, в своей работе 1947 года».

Collapse )

Болезнь Силена

Гуляя по первой выставке за 5 месяцев музейного карантина (выставка «От Дюрера до Матисса. Избранные рисунки из собрания ГМИИ им. А.С. Пушкина») я обратила внимание на выразительный рисунок головы Силена, который был создан «большим голландцем» Петером Паулем Рубенсом (1577–1640) с мраморного античного оригинала. Увы, статуя не сохранилась, однако на Вилле Альбани-Торлония в Риме есть похожая, и некоторые считают прототипом именно ее. Образцом также могла служить статуя Силена (IV век), находящаяся в собрании Дрезденской галереи. Она также запечатлена в другом рисунке Рубенса (он хранится в Британском музее). До нас дошли как минимум еще пять зарисовок головы Силена, сделанных художником, которые неоднократно использовались им в различных живописных композициях. Самой известной картиной считается Вакханалия (1612–1614) – пьяный Силен еле стоит на ногах, его поддерживает сатиресса, черты лица которой имеют явную схожесть с Еленой Фурман, второй женой живописца (надо добавить, сатиресс придумал именно Рубенс, до него женщин-сатиров не изображали).


Гуляя по первой выставке за 5 месяцев музейного карантина (выставка «От Дюрера до Матисса. Избранные рисунки из собрания ГМИИ им. А.С. Пушкина») я обратила внимание на выразительный рисунок головы Силена, который был создан «большим голландцем» Петером Паулем Рубенсом (1577–1640) с мраморного античного оригинала. Увы, статуя не сохранилась, однако на Вилле Альбани-Торлония в Риме есть похожая, и некоторые считают прототипом именно ее. Образцом также могла служить статуя Силена (IV век), находящаяся в собрании Дрезденской галереи. Она также запечатлена в другом рисунке Рубенса (он хранится в Британском музее). До нас дошли как минимум еще пять зарисовок головы Силена, сделанных художником, которые неоднократно использовались им в различных живописных композициях. Самой известной картиной считается Вакханалия (1612–1614) – пьяный Силен еле стоит на ногах, его поддерживает сатиресса, черты лица которой имеют явную схожесть с Еленой Фурман, второй женой живописца (надо добавить, сатиресс придумал именно Рубенс, до него женщин-сатиров не изображали).
Где-то прочла, что глаза врача видят иначе, чем глаза художника, ученого, философа и прочие глаза, обученные аналитическому исследованию самых тонких аспектов человеческой души, физиогномики и общего внешнего вида.
Коллекции культурно-художественных артефактов представляют для нас, врачей, отличную возможность поиска различных человеческих болезней или нарушений развития.
Collapse )

Испанка 1918: война под "аккомпанемент кошмарных стонов бойцов, умирающих от удушья"

Sargent, John Singer (RA) - Gassed - Google Art Project.jpg

На картине Сарджента «Отравление газами», написанную им в 1918-1919гг., мы абсолютно четко видим военную сцену, в центре которой изображены во весь рост ослепшие солдаты с тканевыми повязками на глазах, идущие к перевязочному пункту где-то вне картины. Они держатся друг за друга, за их спинами вещевые мешки с уже ненужными противогазами и винтовки с теперь бесполезными оптическими прицелами. Они ослепли из-за газовой атаки.

Идущие строем воины как будто образуют декоративный древнегреческий фриз в виде горизонтальной полосы, ритмично пульсирующей, движущейся и похожей на религиозную процессию. У их ног лежат, может, беспомощные раненые, а может, мертвые. Наверное, и те, и другие— живые мучаются от головной боли, жадно пьют воду, но их исход ясен.

Сзади еще одна такая же колонна. Действие происходит на заходе солнца, что усиливает ощущение приближающейся смерти. Но если приглядеться, то в просветах между ног раненых можно увидеть, как молодые люди в синих и красных полосатых рубашках играют в футбол, удивляя своим равнодушием к происходящему.

Жизнь продолжается.

Картина «Отравленные газами», написанная в 1918-1919 гг., считается одной из главных работ Джона Сингера Сарджента (англ. John Singer Sargent, 1856 - 1925) — американо-британского художника, одного из наиболее ярких живописцев периода Belle Époque. Самой главной его работой о войне. Картина иллюстрирует ужасы химического оружия, ставящие под сомнение моральность его использования. Но она является олицетворением не только ужасов войны.
Collapse )

Дик Кет, художник с барабанными палочками

Случайно увидела необыкновенные автопортреты Дика Кета, неизвестного мне до этого художника, умершего в возрасте 37 лет. Запредельно интимные автопортреты как будто приглашали заглянуть в тихую жизнь человека, который почти десять лет не выходил из дома, и оставили ощущение прикосновения к вечности.

Но есть и еще один интересный признак, объединивший все эти автопортреты, который не мог не заинтересовать врача.

Dick Ket, 1932


У Дика Кета необычные пальцы, напоминающие лапы древесной лягушки, но они имеют официальное название- барабанные палочки. Такие пальцы оканчиваются утолщенными концевыми фалангами с характерной деформацией ногтевых пластинок, а круглые и выпуклые, как будто стекающие с пальца, ногти получили название «часовых стёкол». Такие пальцы не являются самостоятельным заболеванием, а представляют собой довольно информативный симптом болезней сердца и легких. Этот симптом, по всей видимости, был впервые описан Гиппократом и иногда называется его именем (Digiti hippocratici).
Collapse )