Поперечная складка на ухе и смерть императора Адриана

В конце 70ых годов XX века американский онколог Петракис (Nicholas L. Petrakis), интересующийся историей Древнего Рима, решил совместить приятное с полезным и отдохнуть в Европе. И вот, неспешно погружаясь в историю и искусство Рима, он обратил внимание на необычную складку мочки уха у бюста императора Адриана в национальном музее. Надо сказать, что в то время открытие пульмонолога Фрэнка (Sanders T. Frank, 1973г.) некоего симптома- глубокой борозды по диагонали мочки уха, как с одной, так и с двух сторон, который, возможно, связан с высоким риском ишемической болезни сердца, было у всех на слуху. Появление симптома или знака Френка привело к всплеску обращений к врачам общей практики и широко обсуждалось во всех СМИ. Так вот, доктор Петраркис не остановился на одном наблюдении. Можно сказать, что оно послужило поводом для неких дальнейших исследований. Он посетил Милан, Флоренцию, затем музей Прадо и даже Афины - во всех этих городах также были бюсты императора. И обнаружив знак Френка у всех дошедших до нас изображений Адриана, сел за изучение литературных свидетельств его жизни и в 1980 г. опубликовал фундаментальный труд: «Диагональные складки мочки уха, темперамент типа А и смерть императора Адриана». Фактически, император Адриан стал первым задокументированным свидетельством этого знака, а жил он почти 2000 лет назад (76–138 гг.). Все эти бюсты были созданы к моменту его вступления во власть в 117 году н.э., на тот момент ему был 41 год.

Collapse )

Итальянское путешествие мощей Святого Николая или вся правда про Деда Мороза

Давным-давно жил да был Дед Мороз. А ведь действительно жил и более того, его мощи сейчас покоятся в одной из церквей Италии, вернее, не в одной и не только в Италии. Но обо всем по порядку.

Достоверно известно, что у любимца всех детей и некоторых взрослых есть реальный прототип - Святой Николай, один из самых почитаемых святых в христианской церкви. Наверное, каждый народ хотел иметь своего доброго и справедливого святого, помогающего бедным, больным и юродивым, награждающего добро и наказывающего зло. Интересно, что и на Руси, и на территории всей Европы таким святым был один тот же человек: Николай Чудотворец, Николай Угодник, Николай Мирликийский или Святитель Николай. В христианстве он почитается как чудотворец, на Востоке является покровителем путешествующих, заключённых и сирот, на Западе — покровителем детей.

Святой родился в III веке у богатой благочестивой супружеской пары, долго ждавшей наследника. Имя «Николай» переводится с греческого как «победитель народов».

Когда ему было чуть больше 10 лет, разразилась страшная эпидемия. И мальчика, окруженного любовью и заботой, теперь обступили страдания и отчаяние. Родители мальчика самоотверженно ухаживали за больными, но сами заразились и вскоре умерли. Чудом мальчик даже не заболел. Воспитанием ребенка теперь занялся его дядя, епископ. Читая Евангелие, Николай наткнулся на историю одного богатого юноши, который спросил Иисуса совета, что он должен сделать, чтобы обрести жизнь вечную. Иисус ответил, что он должен любить Бога и соблюдать заповеди. «Но чего мне еще не хватает?» - спросил молодой человек. Иисус ответил: «Иди, продай свое имущество и отдай деньги бедным» (Матфея 19: 16–22).
Collapse )

Про опыты по оживлению сердца, голову профессора Доуэля и томского физиолога Кулябко

Не перестаю удивляться и восхищаться нашей историей медицины. Чуть больше 100 лет назад жил в Томске такой ученый, профессор Кулябко Алексей Алексеевич (1866-1930), интересы которого, как и многих ученых того времени, стояли на пересечении науки и философии и касались возникновения и прекращения жизни, границ между жизнью и смертью. Его эксперименты по восстановлению функции сердца и головного мозга стали, можно сказать, основой для развития современной реаниматологии и трансплантологии, а его ученики и последователи Сергей Брюхоненко, Сергей Чечулин и Борис Левинский в 1926 г. создали прототип современного аппарата искусственного кровообращения (АИК) и экстракорпоральной мембранной оксигенации (ЭКМО).

Кулябко доказал, что жизнь – всего лишь «свойство, присущее известному составу материи при определённых условиях».

В 1902 г. он впервые в мире оживил сердце умершего человека (девочки, болевшей пневмонией) через 20 часов после смерти и в течение часа поддерживал его пульсацию, пропуская питательный раствор через сосуды.

Оказалось, что сердце, удаленное из организма, может сокращаться, независимо от каких-либо внешних раздражений, то есть сердце может работать в автоматическом режиме, изолированно от тела, «поскольку импульс возбуждения зарождается в самом сердце». Формально это открыло дорогу возможности трансплантации органов.

Известны подробности его первых экспериментов. Ему приносили сердца умерших людей, которые он помещал в тёплый физиологический раствор, насыщенный кислородом. Увы, сначала никакого результата не было. Затем он решил активно прокачивать физ. раствор по сосудам— мёртвые сердца опять не подавали признаков жизни. Тогда он их подвешивал, придумал собственный держатель в виде трапеции, но опять не то. Однажды, после очередной серии неудачных экспериментов расстроенный профессор оставил сердца висеть на самодельном держателе-распорке, а когда через полчаса вернулся, то застал одно из сердец сокращающимся.

Вскоре он написал две статьи («Опыты оживления сердца» и «Дальнейшие опыты оживления сердца. Оживление человеческого сердца») в которых подчеркнул, что на основании таких экспериментов говорить про возможность оживления человека преждевременно («вопрос сводится к оживлению не одного только сердца, но и других органов и прежде всего отправлений центральной нервной системы»), но смерть и посмертное состояние должны стать предметом всестороннего изучения: «Грань между ними не так резка, как мы привыкли думать, эта граница с каждым днём, с каждым новым открытием в области биологии и химии всё более и более сглаживается, становится всё более и более неощутимой и неуловимой… Смерть организма далеко не представляет собой какого-то моментального перехода от живого к неживому; она оказывается явлением крайне сложным… Не только в целом организме, но и в отдельных частях его процесс смерти или умирания происходит медленно и с такою постепенностью, что едва ли возможно указать резкую границу, где кончается жизнь и начинается смерть и когда уже становится совершенно невозможен обратный переход из одного состояния в другое».
Collapse )

Театр наоборот

Есть в нижегородском художественном музее (доме Сироткина) одно полотно, которое не может оставить равнодушным.
Лично меня оно сначала напугало, потом я все-же подошла рассмотреть, не золотые ли коронки у этих скалящихся морд с гротескно заостренной мимикой. Так и застряла на изучении движений мышц лица этих странных людей в попытке понять их внутреннее душевное состояние. В этой мимике можно найти веселье, сарказм, отвращение и даже испуг, но нельзя найти равнодушия и скуки. И только потом я прочитала название. Это полотно называется «На представлении в Люблине» и написал его польский художник Феликс Пенчарский, который жил в начале XIX века. Оказалось, что год назад картина стала центром выставки одной картины «Философия смеха», но, когда возникла идея выставить «смеющееся» полотно, организаторы столкнулись с целым рядом проблем: художник в родной Польше мало известен, даже найти его биографию было довольно сложно. В итоге нашли. И я ее прочитала.
И тут все сразу встало на свои места.


Гротеск Феликса Пенчарского Картинки (Feliks Pęczarski (1804/05-1862) получает дополнительное объяснение: художник от рождения был глухонемым (глухим). Это многое меняет и демонстрирует возможности восприятия окружающих глухими людьми того времени. В то время уже были отдельные институты глухонемых, в одном из которых в Варшаве и учился художник, но это был всего лишь первый опыт.
Collapse )

Печальное наследство

Случайно наткнулась на картину Хоакина Соролья-и-Бастида «Печальное наследство» (Triste herencia, 1899): пострадавшие от эпидемии полиомиелита парализованные дети купаются под присмотром монаха (исп. Joaquín Sorolla y Bastida, 1863 — 1923).

Наверное, это самая известная и замечательная картина испанского художника, созданная им во время его увлечения натурализмом. Картина принесла ему Гран-при и почетную медаль на Всемирной выставке 1900 года в Париже, а также медаль в Мадриде в 1901г., однако так и осталась не проданной, несмотря на все медали и награды.

Ощущение случайности или спонтанности, с которой написана картина, обманчиво: это одна из его наиболее тщательно подготовленных картин, для которой сохранилось множество масляных зарисовок и карандашных эскизов.

На картине изображена группа мальчиков, купающихся в море. Позже Соролья рассказывал, что однажды вечером он был свидетелем этой сцены: на отдаленном уголке пляжа, где очень мало народа, купались мальчики, ограниченные в движениях и возможностях. Мальчики-инвалиды. Впечатлённый увиденным, художник осмелился подойти, и как только ему дали разрешение рисовать, он сделал первый набросок, а потом приходил каждый день и рисовал.
Collapse )

Записки верхнеудонского доктора

Купила в художественной галерее Улан-Удэ красиво изданные записки значимого для города доктора, годы жизни которого охватывают почти век - середина XIX по середину XX вв. Зачитаться. Перед тем, как открыть имя доктора, посмотрите, какое описание болезни.

"Относится событие к концу января 1928 г. В больницу ночью прибыл в тяжёлом состоянии прямо с дальней дороги возчик, доставлявший пушнину из пограничной с Монголией деревни. Принят был дежурным ординатором и с диагнозом двухсторонней крупозной пневмонии положен в одну из общих палат. Утром, при обходе палат, я осмотрел этого больного. Действительно, нашёл у него двухстороннюю крупозную пневмонию. На коже имелась обильная мелкая геморрагическая сыпь, свидетельствовавшая о септическом процессе. Сознание у больного было затемненное, бредил. Получить анамнез от больного не представляется возможным. Я пригласил на консультацию д-ра Плишкина, кожника (в рассказе — доктор носит другую фамилию). Он пришел в терапию лишь где-то ближе к полудню. Осмотрев больного, кожник согласился общим заражением крови на почве сильнейшего воспалительного процесса. «Да, коллега, exitus letalis неизбежен», — заключил он. С поставленным диагнозом он согласился. Затем я направился познакомиться с записью в приёмном амбулаторном журнале, сделанной в журнале врачом, дежурившим минувшей ночью. Запись была обстоятельная. Когда я прочел запись, сделанную дежурным со слов возчиков почти со стенографической точностью, то в голове блеснула такая ошеломляющая мысль, что весь похолодел, душа сжалась жутью… Какими-то бессвязными отрывками пронеслось: возчики… тарбаганы… пограничная деревня… а где-то неподалеку, в Монголии лютует дикая болезнь.

Исключить возможность этого страшного заболевания у Синюшкина не приходилось, тем более, что в картине его заболевания многого не хватало для типичной пневмонии. Решающее слово, конечно, за исследованием мокроты больного под микроскопом, но, как назло, заведующий лабораторией доктор Наумов почему-то отсутствовал. К нему на квартиру уже ходила медсестра с запиской: «Уважаемый коллега, необходимо срочно сделать одно исследование, очень важное, имеющее громадное значение…».
Collapse )

Красноярский музей истории медицины, призраки врачей и сонные мухи

Продолжаю про случайное везение: в Красноярске у меня было чуть меньше 3 часов свободного времени (вместо обеда:) И посетив музей Поздеева в обычной красноярской школе я решила заскочить в музей истории медицины при Краевой клинической больнице, который находится в старом легочно аллергологическом корпусе.

Т.к. информации в интернете было немного, с вахтерами я уже успела столкнуться как минимум дважды (первый закрыл музей Сурикова перед моим носом "на переэкспозицию" о которой ничего не было написано на сайте, а второй не хотел пускать меня в школу, в которой находится музей Поздеева), а в статье от 2009г. говорилось, что музей работает строго по предварительной записи, я сначала позвонила: успею ли я попасть и нужна ли запись? И в трубке женский голос ответил: «Я вас встречу, приезжайте».

Оказывается, мне повезло, и я успела застать старейший корпус в больнице, решение о строительстве которого было принято в 1935 г. Корпус этот решено сносить, начисто прогнившие деревянные перекрытия и обогащенные больничной флорой стены легче снести, чем реставрировать.

В годы создания больница была обычной городской, а построенный первый корпус стал хирургическим, несмотря на название. Через 2 года после открытия началась война и там был открыт эвакогоспиталь челюстно-лицевой хирургии, а затем больница специального назначения для эвакуированных из блокадного Ленинграда.

Говорят, что в годы войны в этом корпусе оперировал и спасал больных В. Ф. Войно-Ясенецкий, хотя сложно сказать, оперировал ли он на самом деле: большинство протоколов сохранено, да и за любую операцию бухгалтерия должна была начислять зарплату (документация также сохранена, но фамилии такой нет), поэтому достоверных фактов явно не хватает. Легенда, безусловно, красивая, тем более, его именем сейчас назван Красноярский медицинский институт, организованный в конце 1942 года.

Collapse )

Челябинский музей истории медицины

Сложно сказать, появилась бы медицина в современном представлении в Челябинске чуть более 200 лет назад, или запоздала бы лет на 100, если бы не один случай.

В 1786 в Оренбуржской губернии, в городе, построенном на реке Миасс как сторожевая крепость на пути из Зауралья, загадочная болезнь начала в буквальном смысле косить и скот, и людей. Ее называли и "ветряной" или язвенной болезнью, и пятой чумой, но что за хворь свалилась на город, и чем лечить- не знали.

Недолго думая, медицинская коллегия Санкт-Петербурга для борьбы с неизвестной болезнью, никого не щадившей, направила экспедицию из 4 докторов под руководством Степана Семеновича Андреевского.

Интересно, что ехали они "навстречу страшной болезни<...>не по принуждению, а по зову сердца и врачебного долга".

Два доктора взяли пробы воды, корма и биологического материала на анализ и уехали, испугавшись бездорожья и ветров казачьих станиц, а Андреевский решился на "подвиг" (хотя в моем понимании - дурь несусветная) - смертельно опасный эксперимент по самозаражению. На тот момент доктору Степану Андреевскому и его помощнику, Василию Григорьевичу Жуковскому, который впоследствии станет первым штаб-лекарем города Челябинска, было чуть больше 20 лет.

Несколько слов про загадочную болезнь.

Сомнительно, что хворь могла возникнуть впервые на Урале: многие из описанных болезней с библейских времен имели схожие симптомы, и сложно сказать, были ли эти упоминания о той же болезни, что и свирепствовала в Челябинске, однако многие исследователи считают, что так оно и было.

Предполагается, что пятая чума возникла в Египте и Месопотамии: многие ученые считают, что во времена Моисея, в эпоху 10 египетских эпидемий, уже существовала болезнь, поражающая лошадей, крупный рогатый скот, овец, верблюдов и волов.

Collapse )

МЕДИТИРУЮЩИЙ НЕТЛЕННЫЙ ЛАМА В БУРЯТИИ И ДРУГИЕ БУДДИЙСКИЕ МУМИИ

Есть в Бурятии национальная святыня, собирающая паломников со всего мира - монах Даши-Доржо Итигэлов, который все еще жив, спустя почти 100 лет после смерти, и "принимает гостей" в одном из семи храмов Иволгинского дацана.

"Многие монахи познают смерть, умирая при медитации и освобождаясь от земного существования. Они могут медитировать десятки лет, и их тела не разлагаются. Пример тому - медитирующий лама в Бурятии…".

В 1927г. Даши-Доржо принял позу лотоса и погрузился в глубокую медитацию, пообещав вернуться живым, когда в страну придет эпоха перемен. В 2002г. тело было извлечено из могилы. Обнаружено, что монах чудесным образом сохранился, как будто он умер только вчера. Врачи судебно-медицинской экспертизы составили протокол, в котором говорилось, что кожные покровы не имеют даже трупных пятен, ногти и волосы не росли, ткани ламы мягкие, а суставы гибкие. Поэтому лама был объявлен священным объектом буддизма.

Буддийские мумии, также называемые бодхисатвами или живыми Буддами - нетленные тела буддийских монахов и монахинь, которые не имеют каких-либо следов преднамеренной мумификации (не путать с Лениным :)

Они глубоко почитаются многими буддистами, верящими в то, что монахи еще живы, они просто замерли в глубокой медитации на пути к нирване, и только святость могла им дать такую возможность. Практика преднамеренной мумификации противоречит буддийской вере. Список почти достигших нирваны довольно большой. В 2015 году Венгерский музей естествознания "нашел" еще одну мумию внутри статуи Будды.
Collapse )

Армянский композитор Комитас и его болезнь

150 лет назад родился великий армянский композитор Вардапет Комитас- наверное, один из самых известных армян за пределами Родины, наряду с Мартиросом Сарьяном и Арамом Хачатуряном.

Его гениальная музыка - бесценный образец армянской самобытности. Мало кто из современников Комитаса мог по достоинству оценить его своеобразное музыкальное мышление и новаторский подход. Требовалось время. И в связи с этим судьба его кажется еще более печальной. Гениальный Комитас не только стал иконой для армянского народа, но и символом геноцида: считается, что он сошел с ума после того, как стал свидетелем ужасов Великого преступления.
Многое в творческой биографии Комитаса требует нового осмысления, но меня как врача заинтересовала его болезнь.
И, собственно, условия, в которых содержались психически больные люди 100 лет назад.
Collapse )