April 2nd, 2019

2 апреля. Autism awareness day.

 photo 1543410348-777807-497676.jpg
В.И. Суриков "Боярыня Морозова" (Фрагмент. Юродивый.)

«Дурачку Билли», как его называли соседи, было около 60 лет, когда весной 1846 года хорошо одетый мужчина из Бостона верхом на лошади въехал в деревню штата Массачусетс и начал измерять и изучать его всевозможными способами. Первым делом он измерил его голову странным инструментом, наподобие штангенциркуля, оценил размеры конечностей и грудной клетки рулеткой и задал много вопросов, касающихся странного поведения Билли. По тем временам, Билли был «идиотом». Этот термин только потом получил негативную окраску, тогда же врачи и педагоги использовали его не со злым умыслом, а для обозначения отклонений или особенностей умственного развития. Билли был один из сотни «идиотов», которые были посещены в этом году. Несколькими месяцами ранее законодательно выделили группу специалистов в составе трех человек для проведения переписи душевнобольных и «идиотов». Однако в случае с Билли врач, который его осматривал, вскоре понял, что ни одно из общепринятых определений психического расстройства к нему не подходит. Хотя Билли явно не был «нормальным», и его семья и соседи считали его недееспособным, в некотором смысле он демонстрировал твердое, если не превосходное, познание мира. Его способность говорить была сильно ограничена, но он обладал прекрасным музыкальным слухом и знал более 200 мелодий, которые мог воспроизводить, не обучаясь музыке. Билли был не единственным человеком, чье заболевание озадачило экзаменаторов. Как признал руководитель комиссии, в ходе опроса было замечено «очень много случаев», по которым «трудно сказать, следует ли ... называть человека идиотом».

Если бы Билли был жив сегодня, то его симптомы, описанные Самуэлом Гридли Хауи (Samuel Gridley Howe, 1801- 1876), видным американским врачом и тифлопедагогом 19-го века, вероятно, можно было расценить как аутизм. Правда, само слово «аутизм» в то время не существовало, поэтому не существовало и диагноза. (*) Все это происходило задолго до того момента, как Лео Каннер (Leo Kanner; 1894-1981) в 1943 г. описал 11 детей с нехваткой навыков человеческого взаимодействия. Тем не менее, даже он, детский психиатр из Балтимора, которому обычно приписывают первенство в описании аутизма, сомневался, что глубокое нарушение социального взаимодействия было чем-то новым в истории человечества. Почти параллельно венский педиатр по имени Ганс Аспергер (Johann «Hans» Friedrich Karl Asperger; 1906 — 1980) описал подобный набор симптомов. Их вклад, как они сами признавали, заключался не только в выявлении разнородных поведенческих черт, которые составляют паттерн аутизма, а в том, что традиционные на то время диагнозы, которые использовались для объяснения такого поведения (безумие или слабоумие, глухота) часто ошибались. «Я никогда не открывал аутизм», - настаивал Каннер в конце своей жизни. «Эта болезнь была до меня».

 photo janfeb2016_n05_autism.jpg

Ганс Аспергер, 1938г. (Фотография из архива доктора Марии Аспергер Фельдер).
Collapse )