med_in_art (med_in_art) wrote,
med_in_art
med_in_art

Categories:

Про опыты по оживлению сердца, голову профессора Доуэля и томского физиолога Кулябко

Не перестаю удивляться и восхищаться нашей историей медицины. Чуть больше 100 лет назад жил в Томске такой ученый, профессор Кулябко Алексей Алексеевич (1866-1930), интересы которого, как и многих ученых того времени, стояли на пересечении науки и философии и касались возникновения и прекращения жизни, границ между жизнью и смертью. Его эксперименты по восстановлению функции сердца и головного мозга стали, можно сказать, основой для развития современной реаниматологии и трансплантологии, а его ученики и последователи Сергей Брюхоненко, Сергей Чечулин и Борис Левинский в 1926 г. создали прототип современного аппарата искусственного кровообращения (АИК) и экстракорпоральной мембранной оксигенации (ЭКМО).

Кулябко доказал, что жизнь – всего лишь «свойство, присущее известному составу материи при определённых условиях».

В 1902 г. он впервые в мире оживил сердце умершего человека (девочки, болевшей пневмонией) через 20 часов после смерти и в течение часа поддерживал его пульсацию, пропуская питательный раствор через сосуды.

Оказалось, что сердце, удаленное из организма, может сокращаться, независимо от каких-либо внешних раздражений, то есть сердце может работать в автоматическом режиме, изолированно от тела, «поскольку импульс возбуждения зарождается в самом сердце». Формально это открыло дорогу возможности трансплантации органов.

Известны подробности его первых экспериментов. Ему приносили сердца умерших людей, которые он помещал в тёплый физиологический раствор, насыщенный кислородом. Увы, сначала никакого результата не было. Затем он решил активно прокачивать физ. раствор по сосудам— мёртвые сердца опять не подавали признаков жизни. Тогда он их подвешивал, придумал собственный держатель в виде трапеции, но опять не то. Однажды, после очередной серии неудачных экспериментов расстроенный профессор оставил сердца висеть на самодельном держателе-распорке, а когда через полчаса вернулся, то застал одно из сердец сокращающимся.

Вскоре он написал две статьи («Опыты оживления сердца» и «Дальнейшие опыты оживления сердца. Оживление человеческого сердца») в которых подчеркнул, что на основании таких экспериментов говорить про возможность оживления человека преждевременно («вопрос сводится к оживлению не одного только сердца, но и других органов и прежде всего отправлений центральной нервной системы»), но смерть и посмертное состояние должны стать предметом всестороннего изучения: «Грань между ними не так резка, как мы привыкли думать, эта граница с каждым днём, с каждым новым открытием в области биологии и химии всё более и более сглаживается, становится всё более и более неощутимой и неуловимой… Смерть организма далеко не представляет собой какого-то моментального перехода от живого к неживому; она оказывается явлением крайне сложным… Не только в целом организме, но и в отдельных частях его процесс смерти или умирания происходит медленно и с такою постепенностью, что едва ли возможно указать резкую границу, где кончается жизнь и начинается смерть и когда уже становится совершенно невозможен обратный переход из одного состояния в другое».

В том же году вышла его научная работа «Электричество в физиологии», а далее начались его эксперименты над восстановлением жизненных функций головного мозга (для чего он использовал головы рыб и животных). Легенда гласит, что в 1923 году он продемонстрировал посетившему Томск Луначарскому эксперимент оживления головы собаки, тот настолько вдохновился увиденным, что рассказал об опыте Александру Беляеву, который взял эти события за прототип своей повести «Голова профессора Доуэля». Известно, что сам Беляев, тогда еще будущий писатель-фантаст, в 1915 году заболел туберкулезным спондилитом, костной формой туберкулёза с преимущественным поражением позвоночника, парализовавшим его. Тяжёлая болезнь приковала его к постели, а первые три года болезни он пролежал в гипсовом корсете. Молодая жена, не готовая к такому повороту судьбы, ушла от него. Спустя 6 лет возможность передвижения частично вернулась к нему, он повторно женился и начал серьёзную литературную деятельность, причем именно «Голова профессора Доуэля» стала его первой повестью, отразившей желание почти обездвиженного человека вновь обрести легкость передвижения. Повесть закончилась печально, как и жизнь самого писателя в 1941-42г. (точная дата до сих пор оспаривается), который к этому моменту был полулежачим больным, встававшим только, чтобы умыться и поесть: «Писатель Беляев, что писал научно-фантастические романы вроде «Человек-Амфибия», замёрз от голода у себя в комнате. Его нашли уже совершенно закоченевшим…»

Практически в это же время (1940 г.) вышел документальный фильм «Эксперименты по оживлению организма», ставший широко известным за пределами СССР (Experiments in the Revival of Organisms). Показанные эксперименты под руководством Сергея Сергеевича Брюхоненко (1890-1960) взволновали интеллигенцию того времени. Например, Бернард Шоу писал: «Я даже испытываю искушение отрезать себе голову, чтобы я мог продолжать диктовать пьесы и книги, не беспокоясь о болезнях, не имея необходимости одеваться и раздеваться, пить и питаться, чтобы не отвлекаться от создания шедевров драматического искусства и литературы».

эксперименты по оживлению, фильм
интересно
Tags: история болезни, история медицины
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments