med_in_art (med_in_art) wrote,
med_in_art
med_in_art

Categories:

Болезнь Пауля Клее


 photo Hotel_Santa_Barbara_KleePaul_mostra_mudec.jpg
"Senecio", фрагмент
Пауль Клее (1879–1940), художник швейцарско-немецкого происхождения, родился недалеко от Берна в музыкальной семье, его отец был преподавателем музыки из Германии, а мать – певицей. Пауль освоил игру на скрипке, но интерес к рисованию оказался сильнее- бабушка давала уроки рисования пастелью. С 1898 года он учился в Академии изящных искусств в Мюнхене у Генриха Книрра и Франца фон Штука вместе с Кандинским и в 1901 году получил высшее образование в области изобразительного искусства. Известно, что Пауль Клее увлекался медициной: с 1902 года (ему тогда было двадцать три) он посещал лекции по пластической анатомии для совершенствования в изображении обнаженной натуры. По словам художника, он стремился к «перевоплощению человеческой анатомии в анатомию рисунка».

Правда, итогом этих изысканий стала такая вот «Анатомия Афродиты», которая во многом определила дальнейший интерес художника к трансформации реальных форм.
 photo side-panels-for-anatomy-of-aphrodite-19151.jpg
"Анатомия Афродиты" 1915
Ранние работы Клее отличаются от последующих: они характеризуются любовью к сатире, гротеску и сюрреализму.
Он давал своим картинам запоминающиеся сатирические названия, например «Встреча двух мужчин, каждый из которых верит, что у другого более высокий ранг»
 photo Untitled-2_1.jpg
Или " Престарелый Феникс"
 photo GUGG_Aged_Phoenix_Invention_9.jpg

В 1910 году состоялась его первая персональная выставка «56 произведений Клее». В Мюнхене он вступил в ассоциацию художников, известную как «Синий всадник», в которую также входил Василий Кандинский, Альфред Кубин, Август Макке и Франц Марк.
Выставка 1919 года принесла ему всемирную известность. В его биографии значится, что в 1922 году у Клее констатировали шизофрению, хотя достоверных сведений нет. Однако этой гипотезой любят объяснять его интерес к абстракции, мол, художник возвел творчество душевнобольных в ранг своего идеала, что превратило его самого в психически нездорового. В 1925 году его пригласили преподавать живопись в недавно созданную высшую школу строительства и художественного конструирования Баухаус (Bauhaus), просуществовавшую до 1933 года. Это был счастливый и плодотворный период его жизни, сопровождавшийся смелыми экспериментами с цветом и сложностью его картин, параллельно росла его международная известность, укреплялась его репутация как художника абстракциониста. Он был приглашен профессором в Дюссельдорфскую академию искусств, однако 1931 году Клее предпочел оставить преподавательскую деятельность в Германии и вернулся из Мюнхена в родной Берн. В 1933 году был нацисты увидели в нем «галицкого еврея» и «культурного большевика», кроме этого картины Клее нацисты неизменно показывали на выставках как пример «дегенеративного искусства» и требовали доказательств «чистоты арийской расы», несмотря на то, что его отец был стопроцентным немцем и гражданином Германии. «Если бы я был евреем, - писал Клее, - это ни на йоту не изменило бы ни мою ценность, ни ценность моей работы. Моя собственная точка зрения заключается в том, что евреи не могут иметь меньшую внутреннюю ценность, нежели немцы».
В 1937 году нацисты организовали выставку «выродившегося искусства», где под рубрикой «окончательное помешательство» была выставлена одна из работ Клее.
Отъезд из Германии сильно потряс Клее: он потерял свой дом, свою работу, свою культуру, свои сбережения. Хотя его имя уже было известно всему миру, мало кто в его родном городе слышал о нем, его финансовое состояние было таким же, как и 30 лет назад, когда он впервые покинул Берн. Как ни странно, он никогда не был гражданином Швейцарии, страны его рождения: его прошение о гражданстве было отклонено властями и только после его смерти он был признан почетным гражданином. На высоте своей изоляции Клее начал чувствовать опустошение.
 photo 1363379627_618812_1363379702_noticia_grande.jpg

История болезни Пауля Клее начинается в 1935году, когда он пожаловался на одышку и затрудненное дыхание, приглашенный доктор заподозрил дебют заболевания сердца, вероятно, миокардит, и предписал пациенту избегать физических нагрузок. Кроме того, он назначил ему лекарство под названием «теоминал» — смесь теобромина и люминала, в то время этот препарат считался стимулятором кровоснабжения со снотворными и успокоительными свойствами. Однако довольно быстро у пациента появилась генерализованная кожная сыпь, которая в начале была расценена как аллергия на препарат, однако после отмены теоминала сыпь только прогрессировала. Тогда была предположена корь - заболевание, которое у взрослого человека может вызвать серьезные осложнения. Однако позже и от этого диагноза отказались. В октябре 1936 года жена Клее Лили писала в замешательстве своему другу: «Теперь врачи заявляют, что это была не корь! Но что же это тогда было?». По словам его сына, сыпь никогда полностью не проходила, и «корь» Клее сопровождалась последовательным вовлечением внутренних органов: очень быстро ему стало трудно глотать и в конце концов он мог принимать только жидкую пищу, и стеснительный Клее просил оставлять его на прием пищи в одиночестве, известно, что длительность приема пищи постепенно увеличивалась. Его сын Феликс позже писал об этом: «У моего отца возникало затруднение при еде, потому что огрубевшие стенки его пищевода больше не позволяли проводить в желудок твердую пищу. Хотя его состояние периодически улучшалось, мой отец пять лет с начала болезни и до самой смерти невыразимо страдал… Пищевод не пропускал в желудок даже рисовое зернышко».
 photo omega-5_u-l-q1bk0900.jpg
Он испытывал прогрессирующее затрудненное дыхание и скованность во всех суставах. В своих письмах он описал наличие болей в мелких и средних суставах такой силы, что ему было сложно держать кисть. Примерно в это же время он был вынужден бросить играть на скрипке. В апреле 1936 года рентгенографическое исследование выявило у него двустороннюю пневмонию.
 photo tileshop 1.jpg
"Помеченный (marked man)" 1935
Он посетил множество врачей, однако диагноз так и не был установлен. Швейцарский дерматолог и исследователь болезни Клее Ганс Зутер предположил, что в Берне изменения кожного покрова все же сочли признаками начинающейся системной склеродермии – аутоимунного заболевания с характерным поражением кожи, сосудов, опорно-двигательного аппарата и внутренних органов (легкие, сердце, пищеварительный тракт, почки), в основе которого лежит нарушение микроциркуляции, воспаление и генерализованный фиброз. Зутер полагает, что врачи предпочли скрыть диагноз от Клее и его близких именно в силу его серьезности и отсутствия подходов к лечению. Подавляющие иммунитет глюкокортикостероиды (ГКС), необходимые в лечении системной склеродермии, вошли в клиническую практику значительно позже: в 1948 г. американский ревматолог Хенч и биохимик Кенделл получили Нобелевскую премию за открытие противовоспалительных свойств ГКС, тогда как впервые гормон надпочечников кортизон был выделен в 1934 г. (совместно с Mason и Meyers, тогда он был назван «субстанция E»), а кортизол («субстанция F») в 1936 г. Известно, что в феврале 1937 года Клее была сделана инъекция против «гормональных нарушений», что за препарат вводился, остается только гадать. Это точно не могли быть ГКС, т.к. выделение кортикостероидов из надпочечников телят было очень трудоемким процессом и было осуществлено лишь в 1941году. Вероятно, это была смесь терпихина и олобинтина — обычных в то время препаратов для лечения склеродермии. Они представляют собой смесь оливкого и терпентинового масел, последнее считалось возбуждающим средством, стимулирующим работу иммунной системы. В современном представлении стимуляция иммунитета наоборот вредна при таких болезнях. По той же причине было совершенно бессмысленно назначать Клее большое количество витамина С.
После этой инъекции Клее весь день промучился от сильного жара - «drug fever». В 1938 году доктор Шорер объявил больному его диагноз: «вазомоторный невроз». Верояно, за этим термином скрывается феномен Рейно, который свойственен многим ревматологическим заболеваниям, в том числе и склеродермии, и представляет собой очень болезненный спазм сосудов пальцев рук и ног, приводящий к ишемии.
 photo 1083891_original.jpg
Маска страха


Фотографии, сделанные в последние годы Клее, свидетельствуют о наличии склеродактилии, «склеродермической маски» - лицо потеряло всякую выразительность, губы сузились, а нос заострился, и других видимых признаков склеродермии. Развившуюся анемию лечили содержащими железо препаратами и печенью, он неплохо переносил действие этих медикаментов, но они мало могли ему помочь.

 photo Untitled-1_3.jpg

В 1940 году Клее организовал свою заключительную выставку в Цюрихе, где было более 300 работ. Выставка была плохо принята, в отзывах фигурировали явные «обвинения» в прогрессирующей шизофрении. Истощенный Пауль Клее, чувствующий приближение конца, в сопровождении своей жены был госпитализирован в частную лечебницу. Чтобы его не расстраивать, никто не говорил о начале второй мировой войны. Он умер утром 29 июня от острой сердечной недостаточности
 photo 1084516_original.jpg
Высокая температрура, 1940


 photo tileshop 2.jpg
"Скованность (Suddenly rigid)", 1940

 photo tileshop 3.jpg
" Смотреть", 1940

 photo tileshop.jpg

Незадолго до смерти Клее нарисовал " Смерть и огонь". На картине изображена смерть, которая заглядывает зрителю прямо в душу.
 photo Death_and_Fire.jpg
"Смерть и огонь" 1940


 photo 1-0.png
"Страх" 1939

Тело Клее кремировано, его прах был захоронен в Берне. На его могиле выгравированы слова из его дневника:
«I cannot be grasped in the here and now
For I live as well with the dead
As with the yet unborn.
A little nearer to the heart of creation than is normal
But still not close enough»
 photo 1935.jpg



 photo 1084827_original.jpg
"Ангел" 1939
Арсений Тарковский, «Пауль Клее» (1957)


Жил да был художник Пауль Клее
Где-то за горами, над лугами.
Он сидел себе один в аллее
С разноцветными карандашами,

Рисовал квадраты и крючочки,
Африку, ребенка на перроне,
Дьяволенка в голубой сорочке,
Звезды и зверей на небосклоне.

Не хотел он, чтоб его рисунки
Были честным паспортом природы,
Где послушно строятся по струнке
Люди, кони, города и воды.

Он хотел, чтоб линии и пятна,
Как кузнечики в июльском звоне,
Говорили слитно и понятно.
И однажды утром на картоне

Проступили крылышко и темя:
Ангел смерти стал обозначаться.
Понял Клее, что настало время
С Музой и знакомыми прощаться.

Попрощался и скончался Клее.
Ничего не может быть печальней.
Если б Клее был немного злее,
Ангел смерти был бы натуральней.

И тогда с художником все вместе
Мы бы тоже сгинули со света,
Порастряс бы ангел наши кости.
Но скажите мне: на что нам это?

На погосте хуже, чем в музее,
Где порой слоняются живые,
И висят рядком картины Клее -
Голубые, желтые, блажные...

 photo klee_10.jpg
"Пленник" 1940


Список литературы:
1.Suter H. Paul Klee and His Illness. Basel: Karger; 2010.
2.Klee F. Paul Klee – Briefe an die Familie 1893–1940. Cologne: DuMont; 1979
3. Varga J. Illness and art: the legacy of Paul Klee. Curr Opin Rheumatol 2004;16:714–17
4. Rodnan GP. Signorina Galieri’s scleroderma or scleredema. Ann Intern Med 1972;76:673–4
5. Dequeker J, Vanopdenbosch L, Castillo Ojugas A. Early evidence of scleroderma. BMJ 1995;311:1714–15

отсюда

книга "Клее и его болезнь"

отсюда
Tags: история болезни
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments