med_in_art (med_in_art) wrote,
med_in_art
med_in_art

Categories:

Инсульт в искусстве: геминеглект и другие неврологические дефициты

Если анатомизировать и изучить момент создания любого произведения, то неизбежно возникает вопрос: что является источником искусства в чистом виде? Являются ли образы, возникающие в голове у творца, продуктом чистого воображения или на них влияет нечто иное? Божественный промысел или, может, особенности самого головного мозга или даже его болезнь? И можно ли попытаться понять предмет искусства через призму заболевания? Многие психологи уже пытались описать картины с помощью принципов психоанализа (Kris, 1952), гештальт-психологии (Arnheim, 1954), когнитивной психологии и нейробиологии (Rentschler, 1988; Zeki, 2000), кроме этого исследователи функций человеческого мозга (таких как язык, зрительное и пространственное восприятие, память и многое другого) уже пытались подойти к пониманию искусства (Bonvicini (1926), Alajounaine (1948), Jung (1974) , Gardner (1975) и совсем недавно Vigouroux (1997), Zaidel (2006) и (Blanke and Ortigue, 2011). Самое объемное изучение связи между функциями головного мозга и искусством было опубликовано неврологом Zaidel и соавторами в 2006г., они детально исследовали творчество художников с повреждением мозга.
Все цитируемые неврологи не только проанализировали художественное искусство, но также описали влияние повреждения головного мозга на музыку и поэзию. Этот анализ выявил важные различия в созданных произведениях искусства до и после катастрофы (например, разрушительные последствия левополушарного инсульта у Бодлера и Дебюсси; Alajounaine, 1948). Ричард Юнг (Richard Jung), знаток искусства, художник и невролог изучал картины и рисунки только у художников, страдающих от четко определенного типа повреждения головного мозга – правостороннего инсульта, - и описывал влияние связанного с нарушением кровообращения симптома геминеглекта, о котором чуть позже (Jung, 1974, 1975; Gardner, 1975).

 photo 7_2.jpg
Ловис Коринт «Ослепленный Самсон»

Гемиплегия после нарушения мозгового кровообращения, неврологический синдром, характеризующийся полным отсутствием двигательной активности верхней и нижней конечностей правой или левой стороны с вовлечением мышц туловища и лица на стороне поражения, может заставить художника учиться рисовать заново, но уже другой рукой. Результаты чаще всего вызывают значительное разочарование и приводят к длительной депрессии.
Разочарование и гнев хорошо иллюстрируется картиной «Ослепленный Самсон» (1912), нарисованной художником Ловисом Коринтом (1858–1925) в момент его восстановления после инсульта.


В декабре 1911 года у Коринта случился инсульт, он был госпитализирован, хотя медицинских записей, похоже, не осталось: у него развилась левосторонняя гемиплегия и, вероятно, нарушения нижнего поля зрения. После выписки из больницы он мог сделать только несколько шагов при поддержке жены и трости. Хотя правша Коринт начал рисовать еще на больничной койке, левая рука в течение нескольких месяцев не могла держать ни палитру, ни кисти, что сильно отягчало задачу и привело к неизбежной депрессии. С этого времени он жил на курортах, писал редко, с огромным трудом и боязнью очередного разочарования. Но он уже был художником с мировым именем, о нём создавались монографии. Тем не менее, последствия инсульта с педантичной точностью «отображены» в его картинах, а именно в том, как художник изображает пространство. Он медленно и постепенно шел на поправку, только в 1914 году его сын отметил, что его отец снова начал ходить без посторонней помощи. Основываясь на этих симптомах и нескольких эскизах, которые Коринт выполнил в 1912 году, уже упомянутый Юнг (1974) предположил, что он страдал геминеглектом. Этот феномен, Hemispatial neglect или одностороннее пространственное игнорирование (англ. unilateral spatial neglect), т.е. игнорирование пациентом половины своего тела и внешнего пространства (левой части) при поражениях правой теменной доли, несмотря на сохранность элементарных сенсорных и моторных функций, является неврологическим синдромом, при котором человек не может считывать и реагировать на стимулы в этой половине пространства, не может обнаружить/увидеть объект, сфокусировать на нём внимание. Этот синдром вызван не чисто сенсорным или моторным дефицитом, а расстройством мозга на более высоком уровне, управляющем вниманием и связанными с ним интеллектуальными функциями — памятью и планированием движений. Этот феномен встречается довольно часто: примерно у 80% пациентов с правосторонними нарушениями мозгового кровообращения имеют геминеглект даже в отсутствие дефектов поля зрения.

Портрет, показанный на рисунке E, изображает жену Коринта Шарлотту, к которой Коринт добавил два автопортрета. «Пропуски» можно увидеть на лице Шарлотты, ее лбу и волосах. На ее левом плече небольшой автопортрет. Хотя ее правая рука и нарисована, она имеет признаки пространственных деформаций и нарисована менее точно, чем соответствующие левые части тела. Автопортрет Коринта на этом же эскизе демонстрирует полное отсутствие правых частей лица (глаза, волос, контура). В более позднем автопортрете (с 1912 г., F) можно увидеть дальнейшие пропуски с левой стороны (Blanke, 2006).

 photo fnhum-05-00154-g002_1.jpg

Ловис Коринт: (А) «Портрет фон Шарлотты Брененд» (1912). (B) "Вальхензее, загородный дом с прачечной" (1923). (С) «Нагота» (1908). (D) Гимн Микеланджело (1911) (E) Эскиз жены художника (Шарлотта Беренд, 1912). (F) Автопортрет (1912).

 photo hemispatial-neglect-drawings_1.jpg
Феномен геминеглекта был описан всего у 6 художников, включая Ловиса Коринта (1858–1925), Отто Дикса (1891–1969) и Антона Редершайдта (1892-1970). При таких инсультах также наблюдаются левосторонние деформации и персеверации.
 photo Untitled-1_5.jpg
Рисунки Антона Редершайдта (1892-1970)
 photo raderscheidt.jpg

 photo fnhum-05-00154-g003_1.jpg

(A и В) Huguette Bouchardy-Rey: Букет де Дорис Март (2001) и Розы (2001). (С) Антон Редершайд. Человек в желтых перчатках (1918); (D) Антон Редершайдт. Автопортрет (1968). © Anton Räderscheidt VG Bild-Kunst, Бонн© 2011, ProLitteris, Zurich. © Huguette Bouchardy-Rey.
Характерные деформации показаны на рисунке 3А Бушарди-Рей, где мы видим деформацию букета роз на левой стороне букета (кроме этого, предметы нарисованы дважды, они лишены цвета (ощущение выцветших цветов), тогда как с правой стороны этого нет. Такие пропуски и деформации слева приводят к потере глубины изображенного пространства (Blanke and Ortigue, 2011). Кроме того, объекты и люди как будто не выделяются из окружающей среды. Эти элементы чаще всего преобладают на левой стороне картины, но также могут быть найдены по всему периметру, что подчеркивает изменение внимания, а не только дефекты восприятия (Blanke and Ortigue, 2011).
В возрасте 73 лет, в августе 1993 года, великий кинематографист Федерико Феллини (1920–1993) перенес правополушарный инсульт (Cantagallo and Della Sala, 1998). Феллини был также великим рисовальщиком (De Santi, 1982), и именно его страсть к рисованию даже после инсульта позволила идентифицировать наличие геминеглекта и у него (Cantagallo and Della Sala, 1998). Признаки геминеглекта были обнаружены только в раннем восстановительном периоде после инсульта с нормализацией в течение последующих 2 месяцев.

 photo fnhum-05-00154-g004.jpg
Эти эскизы, принадлежавшие Феллини, выдают наличие левосторонних упущений и пространственных деформаций, которые не присутствовали в его рисунках перед инсультом (Cantagallo и Della Sala, 1998). К сожалению, после восстановления Феллини так и не смог возобновить работу в кино, в октябре 1993 года у него случился повторный инсульт, оказавшимся фатальным.
Страдал геминеглектом и другой известный режиссер кино и театра Лукино Висконти (1906–1976), который в августе 1972 года перенес инсульт в возрасте 66 лет. Висконти был особенно известен благодаря декорациям для своих съемочных площадок, которые были тщательно спланированы, в них огромное значение уделялось деталям. Впоследствии они были реконструированы группой опытных художников и мастеров, так называемой «bottega viscontiana» (Schifano, 2009). Ученик Висконти, Микеланджело Антониони, отмечает, что сложная пространственная организация была ключевым аспектом его кинематографической работы. Он снимал с огромной точностью, встраивая актера в пространство, заставляя окружающие детали помогать актеру (Lagny, 2002). Еще одна исключительная особенность его фильмов- это осязаемая густота окружающего мира в кадре - зеркала и посуда, кружева, предметы быта. В своей заботе о вещественной подлинности он частенько доходил до чудачества и даже истерии. Такая чрезмерная педантичность в деталях заставляла его воспроизводить все до мелочей, даже запахи, чтобы актёр через запах, через реальные приметы времени и места, вжился в тот мир, который с предельной подлинностью воссоздавался на съёмочной площадке. И именно в сравнении кадров до инсульта и после перед нами во всей красе предстает его неврологический дефицит.
 photo fnhum-05-00154-g006.jpg
Посмотрите на пространство в «Людвиге» (слева) и в «Разговоре» (справа). Пространственная сложность в «Леопарде» (слева) и в «Разговоре» (справа). Цвет в «Людвиге» (слева) и в «Невинных» (справа).

 photo fnhum-05-00154-g005.jpg
(A) Сцена из фильма «Рокко и его братья» на вершине Купола в Милане. (B) Сцена с последовательностью крупных планов в «Разговоре». © 2011, ProLitteris, Zurich.
Родственным состоянием является симультанная агнозия — одна из форм нарушения зрительного восприятия вследствие потери возможности узнавания и определения информации, поступающей через зрительный анализатор, характеризующаяся нарушением способности одновременного восприятия нескольких объектов или целой ситуации. Больной при таком нарушении может воспринимать и соответственно отображать только тот объект, который находится в фокусе внимания. При симультанной агнозии наблюдается сохранность полей зрения, однако пациент неспособен воспринимать сцену целиком, она «разваливается» на части. Это результат одностороннего или двустороннего повреждения задней теменной коры. Явление было описано у нескольких художников, в том числе у одного современного художника, чье имя по желанию семьи не оглашается. Этот художник пострадал от кардиоэмболического инсульта (у него была пароксизмальная форма мерцательной аритмии (Smith et al. 2003). До инсульта он рисовал сцены полностью по памяти. Но после его картины наглядно продемонстрировали неспособность воспринимать пространство целиком.

 photo 12121.jpg

А- Картина за 1 год до инсульта (холст, масло). В и С- соотвественно через 1 и 2 недели после инсульта (карандаш), D и Е- через 3 и 4 недели соответственно (пастель) и F- через 2 года (холст, масло).

Таким образом, можно подвести небольшой итог: любые неврологические расстройства оказывают огромное влияние на творчество. Все неврологические дефициты, с одной стороны, имеют схожие отображения, с другой, все же по-разному влияют на работу великих. Корреляция изменений в творчестве с изменениями в голове может наглядно продемонстрировать и даже осветить взаимосвязь между когнитивными функциями и визуальным восприятием.

1. Alajounaine, T. (1948). Aphasie and artistic realization. Brain 71, 229–241.
2. Arnheim, R. (1954). Art and Visual Perception. A Psychology of the Creative Eye. Berkeley: California University Press.
3. Arnheim, R. (1957). Film as Art. Berkeley: University of California Press.
4. Bänzer, H., and Hennerici, M. (2006). Stroke in painters. Int. Rev. Neurobiol. 74, 165–191.
5. Berlyne, D. E. (1954). A theory of human curiosity. Br. J. Psychol. 45, 180–191.
6. Bisiach, E., and Luzzatti, C. (1978). Unilateral neglect of representational space. Cortex 14, 129–133.
7. Blanke, O. (2006). Visuo-spatial neglect in Lovis Conrinth’s self-portraits. Int. Rev. Neurobiol. 74C, 193–214.
8. Blanke, O., Forcucci, L., and Dieguez, S. (2009). Don’t forget the artists when studying perception of art. Nature 462, 984.
9. Blanke, O., and Lenggenhager, B. (2007). “Neuropsycologische Grundlagen der Malerei. Neglekt-bedingte Stilelemente in Lovis Corinths Kunst nach 1912,” in Psychiatrie und Kunst – Interdisziplinäre Studien zur Künstler Pathographie, eds M. Bormuth, K. Podoll, and C. Spitzer (Göttingen: Wallstein Verlag), 147–180.
10. Blanke, O., and Ortigue, S. (2011). Lignes de fuite. Vers une neuropsychologie de la peinture. Lausanne: Presses Polytechniques Universitaires Romandes.
11. Blanke, O., Ortigue, S., and Landis, T. (2003). Colour neglect in an artist. Lancet 361, 264.
12. Blanke O and Pasqualini I (2012) The riddle of style changes in the visual arts after interference with the right brain. Front. Hum. Neurosci. 5:154. doi: 10.3389/fnhum.2011.00154
13. Bonvicini, G. (1926). Die Aphasie des Malers Vierge. Wien. Med. Wochenschr. 76, 88–91.
14. Cantagallo, A., and Della Sala, S. (1998). Preserved insight in an artist with extrapersonal spatial neglect. Cortex 34, 163–189.
15. Cela-Conde, C. J., Agnati, L., Huston, J. P., Mora, F., and Nadal, M. (2011). The neural foundations of aesthetic appreciation. Prog. Neurobiol. 94, 39–48.
16. De Santi, P. M. (1982). I disegni di Fellini. Bari: Editori Laterza.
17. Deleuze, G. (2007). Cinema 2 – The Time-Image. Minneapolis: University of Minnesota Press.
18. Dieguez, S., Assal, G., and Bogousslavsky, J. (2007). Visconti and Fellini: from left social neorealism to right-hemisphere stroke. Front. Neurol. Neurosci. 22:44–74. doi:10.1159/000102871
19. Emery A.E. How Neurological Disease Can Affect an Artist’s Work Practical Neurology , Volume 4, pp 366-371; doi:10.1111/j.1474-7766.2004.00248.x
20. Ferrara, G. (1963). Luchino Visconti, Cinéma d’Aujourd’hui, No 21. Paris: Editions Séghers.
21. Gardner, H. (1975). “The pathology of art,” in The Shattered Mind: The Person After Brain Damage (New York: Vintage Books), 291–349.
22. Gombrich, E. (2006). The Story of Art. London: Phaidon.
23. Guillaume, Y. (1966). Visconti, Classiques du Cinéma. Paris: Editions Universitaires.
24. Halligan, P. W., and Marshall, J. C. (2001). Graphic neglect – more than the sum of the parts. Neuroimage 14, S91–S97.
25. Jung, R. (1974). “Neuropsychologie und Neurophysiologie des Kontur und Formensehens in Zeichnerei und Malerei,” in Psychopathologie musischer Gestaltungen, ed. H. H. Wieck (Stuttgart: F.K. Schattauer Verlag), 27–88.
26. Jung, R. (1975). “Compensation of visual neglect of the left side in right hemispheric lesions,” in Cerebral Localization, eds K. J. Zülch, O. Creuzfeld, and C. J. Galbraidt (Berlin: Springer), 302–305.
27. Kerkhoff, G. (2001). Spatial hemineglect in humans. Prog. Neurobiol. 63, 1–27.
28. Kris, E. (1952). Psychoanalytic Explorations in Art. Madison, CT: International Universities Press.
29. Kuhn, A. (1925). Lovis Corinth. Berlin: Propyläen Verlag.
30. Lagny, M. (2002). Luchino Visconti – Vérités d’une Légende. Paris: Bibliothèque du Film/Durante.
31. Levy, J. (1976). Lateral dominance and aesthetic preference. Neuropsychologia 14, 431–445.
32. Nadal, M., and Pearce, M. T. (2011). The Copenhagen Neuroaesthetics Conference: prospects and pitfalls for an emerging field. Brain Cogn. 76, 172–Nowell-Smith, G. (2003). Luchino Visconti. London: British Film Institue.
33. Ortigue, S., Megevand, P., Perren, F., Landis, T., and Blanke, O. (2006). Double dissociation between personal and extrapersonal neglect. Neurology 66, 1414–1417.
34. Osten, G. von der (1955). Lovis Corinth, Munich: F. Bruckmann Verlag.
35. Piercy, M., Hecaen, H., and de Ajuriaguerra, . (1960). Constructional apraxia associated with unilateral cerebral lesions-left and right sided cases compared. Brain 83, 225–242.
36. Regard, M., and Landis, T. (1989). “Beauty may differ in each half of the eye of the beholder,” in Beauty and the Brain, eds I. Rentschler, B. Herzberger, and D. Epstein (Basel: Birkhauser Verlag).
37. Rentschler, I. (1988). Beauty and the Brain. Basel: Birkhäuser.
38. Robertson, I. H., and Halligan, P. W. (2001). Spatial Neglect: A Clinical Handbook for Diagnosis and Treatment. East Sussex: Psychology Press.
39. Schifano, L. (2009). Visconti – Une vie exposée. Paris: Gallimard.
40. Schnider, A., Regard, M., Benson, F., and Landis, T. (1993). Effects of a right hemispheric stroke on an artist’s performance. Neuropsychiatry Neuropsychol. Behav. Neurol. 6, 249–255.
41. Schröder, K. A. (1992). “Nähe und Ferne: Faktur und Ausdruck im Schaffen Lovis Corinths,” in Lovis Corinth, ed. K. A. Schröder (Munich: Prestel), 8–35.
42. Sterling, M. (1979). A Screen of Time – A study of Luchino Visconti. New York: Harcourt.
43. Stone, S. P., Halligan, P. W., and Greenwood, R. J. (1993). The incidence of neglect phenomena and related disorders in patients with acute right or left hemisphere stroke. Age Aging 22, 46–52.
44. Uhr, H. (1990). Lovis Corinth. Berkeley: California University Press.
45. Verdon, V., and Vuilleumier, P. (2010). Neuroanatomy of hemispatial neglect and its functional components: a study using voxel-based lesion symptom mapping. Brain 133, 880–894.
46. Vigouroux, R. A. (1997). La fabrique du beau. Paris: Editions Odile Jacob.
47. Vigouroux, R. A., Bonnefoi, B., and Khalil, R. (1990). Réalisation picturales chez un artiste peintre présentant une héminégligence gauche. Rev. Neurol. 146, 665–670.
48. Zaidel, D. W. (2006). Neuropsychology of Art. Neurological, Cognitive and Evolutionary Perspectives. Hove, NY: Psychology Press.
49. Zaidel, D. W., and Kasher, A. (1989). Hemispheric memory for surrealistic versus realistic paintings. Cortex 25, 617–641.

отсюда
отсюда
интересно, в добавок
Tags: болезнь в искусстве, диагноз по картине, художник
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments