Tags: путешествие

Пациент Святого Луки

В скромной боковой галерее римского палаццо Барберини висит необычная картина, которая интересна не только с художественной, но и с медицинской точки зрения. Один из персонажей работы итальянского художника весьма привлекателен для тех, кто любит разгадывать медицинские ребусы.

Картина попала в палаццо лишь в 2011 году, итальянское государство выкупило ее из частной коллекции. По оценкам экспертов, картина кисти Джованни Ланфранко, одного из мастеров итальянского барокко, была завершена около 1620 года. На картине изображен пожилой мужчина, держащий за запястье маленького ребенка, а молодая женщина (скорее всего, мать ребенка) стоит позади них, ее взор обращен к старцу, вероятно, целителю. Мать смотрит на пожилого мужчину с надеждой. Правой рукой она поддерживает ребенка, а левой указывает на бедное дитя – она пришла за помощью. Старец держит вялую руку ребенка, смотрит вверх, как бы прося Небеса помочь в исцелении.
Над головой старца виден тонкий ободок свечения, или нимб – иконографический символ божественности. Стандарты религиозной живописи позволяют идентифицировать старца как Святого Луку, апостола, почитаемого автора одного из четырех Евангелий. Лука был врачом (Кол. 4:14), возможно, судовым доктором. Мураториев канон сообщает, что Лука также был знатоком права, кроме того, в православной и католической традициях он считается первым живописцем, так как именно он создал первый портрет Девы Марии. У его коленей лежит книга, на корешке которой читается надпись: «Гиппократ».
Это изображение Луки, одновременно врача и художника, считается беспрецедентным в итальянском искусстве. Но еще более интересно изображение ребенка, которого Лука должен излечить. Этот малыш – эмоциональный центр картины.
Ребенок выглядит больным не только из‑за того, что его рука безвольно висит в руке Святого Луки, а мать придерживает его спину, будто боясь, что он вот‑вот упадет. Судя по пропорциям, малышу около 3 лет или чуть больше. Цвет его кожи сильно отличается от материнской: серый, с землистым оттенком. Для создания этого «нездорового» цвета художник использовал голубоватые цвета. Склеры ребенка – пепельно‑серого цвета. Кажется, что мальчик не может стоять самостоятельно, даже его голова склоняется к руке матери – возможно, он слишком слаб, чтобы держать собственную голову. В отличие от пристальных взглядов мужчины и женщины, взгляд ребенка не фиксирован, а устремлен неизвестно куда. Живот у малыша сильно увеличен в размерах, а его глаза и лицо отечны. У ребенка асцит.
Collapse )

Чем болела самая красивая женщина Возрождения

Симонетта Веспуччи, урождённая Каттанео, самая красивая женщина эпохи Возрождения, прожила короткую, но яркую жизнь. Она родилась в 1453 году около или в самой Генуе. И даже место ее рождения стало символичным: считается, что именно там родилась Венера.


В апреле 1469 года 16-летняя Симонетта венчалась с Марко Веспуччи, дальним родственником итальянского исследователя Америго Веспуччи, и пара переехала во Флоренцию. Там красота Симонетты быстро привлекла внимание знатных людей самого высокого ранга, среди которых были братья Медичи, Лоренцо и Джулиано. Пока Лоренцо «Великолепный» управлял государством, Джулиано открыто «ухаживал» за Симонеттой.
В 1475 году состоялся рыцарский турнир, на котором оруженосец Джулиано нес штандарт кисти Сандро Боттичелли.
На знамени была изображена Симонетта Веспуччи, которая предстала в образе Минервы, римской богини мудрости и стратегической войны, побеждающей своей добродетелью беспорядок Любви, аллегорично представленный в виде связанного Купидона со сломанными стрелами. Девизом Джулиана было La sans par, что означает «Непревзойденный». Джулиано выиграл этот турнир, а Симонетта была номинирована на титул Королевы красоты.
Веспуччи умерла через год предположительно от туберкулеза, в 1476 году, в возрасте почти 23 лет. Доподлинно не известно, были ли когда-нибудь Джулиано и Симонетта любовниками (гораздо больше людей думают, что она была любовницей и музой самого Боттичелли).
Collapse )

Младенец Иисус и симптом Бабинского


Джентиле да Фабриано

В 1896 году французский врач-невролог польского происхождения Жозеф Франсуа Бабинский впервые описал рефлекс (получивший его имя), проявляющийся в разгибании I пальца стопы при штриховом раздражении кожи наружного края подошвы. У новорождённых и детей раннего возраста данный симптом не является признаком патологии в связи с тем, что кора головного мозга развита недостаточно. Однако по мере развития коры он должен исчезать, поэтому его появление в более позднем возрасте является патологичным и свидетельствует о поражении системы центрального двигательного нейрона.
Collapse )

Пастухи и агнец Божий из рождественского вертепа

В качестве рождественского подарка любителям медицины и искусства (и Италии:)

Есть в Италии в регионе Пьемонт маленькая коммуна Боччолето (итал. Boccioleto), расположенная примерно в 90 км к северо-востоку от Турина. Коммуна эта разместилась между живописными пологими склонами недалеко от слияния двух рек Серменца и Кавайоне и имеет древнюю историю: уже в пятнадцатом веке она отделилась от Римаско и образовала автономную общину. В течение семнадцатого века полностью сформировался облик Боччолето, дошедший до наших дней. На территории Боччолето хранится множество произведений искусства, в ней сохранились фрески разных эпох, выполненные между четырнадцатым и восемнадцатым веками, а также многочисленные деревянные скульптуры, среди которых отдельно выделяют алтарь, расположенный в Oratorio dell’Annunziata (Церковь благовещения, XVI в.), работы Франческо Антонио д'Альберто, датируемый 1694 годом. Кроме этого алтаря сохранились и две скульптуры неизвестного художника, изображающие пастухов с зобом, которые изначально украшали рождественский вертеп в оратории Сан-Квирико в соседней деревне Паланкато.


Изображения зоба по тем временам были обычным делом, ведь почти вся территория Италии в то время была эндемична по йоддефициту. Дефицит йода до сих пор является широко распространенным природным феноменом. Как и 600 лет назад, он был больше характерен для высокогорья и равнинных территорий, удаленных от моря. В таких местах пониженное содержание йода приводило к массовым нарушениям метаболизма у человека и животных.
Иконография эндемичного зоба получила большое внимание после работы австрийского доктора Франца Мерке, изданной на немецком языке в 1971 г. (она была переведена на английский язык после его смерти в 1984 г.). Именно он собрал множество графических изображений зоба как в медицинских, так и в немедицинских средневековых рукописях, живописи, графике и скульптуре, а также в исторических нумизматических и филателистских материалах. Австрийский доктор даже выделил «псевдо» и «настоящий зоб». Например, множество картин известных художников, которые не намеренно проиллюстрировали увеличение шеи, хотя современные «наблюдатели» определили это как зоб, а на самом деле на них могла быть изображена просто «толстая шея», доктор Мерке определил, как «ложный зоб» или «случайный» зоб.
Collapse )

Венера Виллендорфская, эклампсия и Donna di Ostuni

Часть 1

Не побоюсь сказать, что эклампсия - одна из древнейших болезней. Она известна на протяжении многих тысячелетий, и относительно недавняя находка (снова итальянская) это подтверждает. В эру появления названий для различных заболеваний ее описывали как родильные судороги, а ее предшественницу, преэклампсию, называли и почкой беременных, и поздней рвотой, токсемией и токсикозом беременных. В России эклампсия известна как родимец или родимчик беременных (родимчиком называли болезненный припадок, сопровождающийся конвульсиями и потерей сознания, а выражение "родимчик хватит" и означало начало судорог).

Итак, эклампсия, судорожный припадок, возникающий во время беременности, в родах или сразу после, впервые упоминается почти 5000 лет назад (около 2500- 3000 до н.э.). Считается, что своим названием болезнь обязана Гиппократу, который описал некое заболевание, симптомы которого напоминают эпилепсию. Так появилось название эклампсия, произошедшее от древне-греческого слова ἔκλαμψις, обозначающего внезапную вспышку света или всполохи мигающих огней. Но сложно сказать, на каком континенте она была описана впервые: упоминания о ней можно найти и в Атхарте / Сушрута (Индия), и у Dui Me (Китай), кроме того, египетские папирусы и дошедшие до нас письмена племени Майя позволяют с уверенностью утверждать о том, что и они знали про эту болезнь.

В 1991 году профессор Донато Коппола, итальянский палеонтолог, обнаружил близ Остуни, средневекового города на юге адриатического побережья Италии, останки женщины, умершей 28 000 лет назад, в утробе которой находился нерожденный ребенок. Эти два скелета были найдены в пещере Санта-Мария-д'Аньяно в нескольких километрах от центра города, и теперь они выставлены в археологическом музее Остуни. Сама Санта-Мария-д'Аньяно, позже переименованная в «материнскую пещеру», сохранила следы культов, которые там выполнялись от верхнего палеолита до 17-го века. Женщина лежала на левом боку: рука на этой стороне аккуратно подложена под голову, а правая рука придерживала живот. «Композиция» погребения и положения тела необычна для захоронений, однако позволяет предположить, что кроманьонцы знали о каком-то загадочном способе лечения некой болезни беременных.

Радиоуглеродный анализ, проведенный в 1992 году во Франции, сначала установил, что скелету приблизительно 24 410 лет, однако последующие расследования показали, что женщина из Остуни жила в период между 27 810 и 27 430 лет назад.
Collapse )

Папа Юлий II,диагноз по портрету Рафаэля

Мой любимый анекдот: Приходит как-то Микеланджело в Сикстинскую Капеллу. Встречает Папу Римского Юлия II и говорит ему:
-Здрасьте.
-Здрасьте, потолок покрасьте.


Итак, на картине Рафаэля изображен один из самых влиятельных понтификов - Папа Римский Юлий II (лат. Iulius PP. II), в миру — Джулиано делла Ровере (итал. Giuliano della Rovere, 1443— 1513), яростный противник семейства Борджиа, много сделавший не только для превращения Папской области в централизованное государство, но и для становления Рима - он перенес в него центр Возрождения из Флоренции, собрав гениальных живописцев и скульпторов в одном месте. Как утверждают историки, «несмотря на множество недостатков у Юлия было такое достоинство, в котором ему нельзя было отказать: способность разглядеть талант в человеке». Это легко можно проверить, посетив Сикстинскую капеллу. Роспись потолка Сикстинской капеллы представляет собой известнейший цикл фресок Микеланджело, созданный в 1508—1512 годах и считающийся одним из признанных шедевров Возрождения. Микеланджело, называвший себя скульптором, а не живописцем, в рекордные сроки выполнил заказ Папы в технике фрески. Кстати, когда Микеланджело познакомился с Юлием II, тому исполнилось уже шестьдесят два года, и перед художником предстал властный и деспотичный понтифик, которого даже дразнили соответствующим образом: «папа-солдат» или даже «Юлий Цезарь». Но здесь интересно другое.
Юлий II был далеко не первым Папой, у кого были дети до момента их избрания. Точно известно об одной его дочери, которую он очень выгодно выдал замуж за одного из самых влиятельных вельмож, хотя в некоторых источниках упоминается о трех дочерях. Имеются указания и на то, что за понтификом водились и иные грехи.
Collapse )

МЕДИТИРУЮЩИЙ НЕТЛЕННЫЙ ЛАМА В БУРЯТИИ И ДРУГИЕ БУДДИЙСКИЕ МУМИИ

Есть в Бурятии национальная святыня, собирающая паломников со всего мира - монах Даши-Доржо Итигэлов, который все еще жив, спустя почти 100 лет после смерти, и "принимает гостей" в одном из семи храмов Иволгинского дацана.

"Многие монахи познают смерть, умирая при медитации и освобождаясь от земного существования. Они могут медитировать десятки лет, и их тела не разлагаются. Пример тому - медитирующий лама в Бурятии…".

В 1927г. Даши-Доржо принял позу лотоса и погрузился в глубокую медитацию, пообещав вернуться живым, когда в страну придет эпоха перемен. В 2002г. тело было извлечено из могилы. Обнаружено, что монах чудесным образом сохранился, как будто он умер только вчера. Врачи судебно-медицинской экспертизы составили протокол, в котором говорилось, что кожные покровы не имеют даже трупных пятен, ногти и волосы не росли, ткани ламы мягкие, а суставы гибкие. Поэтому лама был объявлен священным объектом буддизма.

Буддийские мумии, также называемые бодхисатвами или живыми Буддами - нетленные тела буддийских монахов и монахинь, которые не имеют каких-либо следов преднамеренной мумификации (не путать с Лениным :)

Они глубоко почитаются многими буддистами, верящими в то, что монахи еще живы, они просто замерли в глубокой медитации на пути к нирване, и только святость могла им дать такую возможность. Практика преднамеренной мумификации противоречит буддийской вере. Список почти достигших нирваны довольно большой. В 2015 году Венгерский музей естествознания "нашел" еще одну мумию внутри статуи Будды.
Collapse )

Юдифь убивает Олоферна, а струя крови....

Признаюсь, что изображения обезглавливания Олоферна благочестивой вдовой Юдифью- одна из моих самых любимых тем в изобразительном искусстве. Знаменитые художники- Мантенья (1431–1506), Микеланджело (1475–1564), Боттичелли (1445–1510), Климт (1862–1918) и многие другие обращались к этому библейскому сюжету. Юдифь, как известно, была иудейской вдовой в городе, осажденном вавилонским полководцем Олоферном. Когда родной город оказался в осаде ассирийцев, Юдифь нарядилась в свое лучшее платье и направилась в неприятельский лагерь. Олоферну, очарованному её красотой, женщина сказала, что боги открыли ей его будущее: вскоре героя ждёт блестящая победа. Три дня и три ночи пировал Олоферн, принимая Юдифь как почётную гостью. На четвёртую ночь она отсекла ему голову и бежала обратно в Ветулию, унося с собой страшный трофей. Войско Олоферна, лишённое военачальника, отправилось восвояси, и город был спасён. До сих пор, в Хануку принято есть молочные продукты в память о том, как Юдифь угощала Олоферна сыром, вызывающим жажду, чтобы он пил много вина и быстро пьянел.
Эта библейская притча была хорошо известна, но смысл ее был довольно быстро изменен: сложно понять, как вдова могла оставаться благочестивой, поэтому куртуазные поэты добавили в эту драму любовный компонент: красота и ум Юдифи пленили Олоферна, и он, удовлетворив свою страсть, безмятежно уснул в своем шатре. Юдифь же схватила его меч и отсекла врагу голову. Так библейское сказание стало историей коварной обольстительницы и мужчины, который потерял голову из-за женской красоты.


Юдифь и Олоферн, Караваджо, 1599
В эпоху Возрождения эта история заставила мир по-другому взглянуть на роль женщины, которая может проявить способность к агрессии и волю к победе - качества, которые в то время считались несвойственными женщинам.
Большинство художников изображали Юдифь уже после исполнения смертельного приговора Олоферну. Одним из первых Юдифь изобразил Андреа Мантеньи- представитель раннего Возрождения(1431-1506). Его Юдифь малоэмоционаальна, ее взгляд обращен в вечность, и это изображение наиболее близко к изображениям святых. Абсолютно иной изобразил Юдифь Кристофано Аллори- у него женщина необычайно красива, ее лицо чувственно и в то же время сурово. «Юдифь» Густава Климта переполнена эротизмом, у Ботичелли же сцена наполнена воздухом и светом - Юдифь и служанка, несущие спасение родному городу, ступают стремительно и легко. У Джорджоне в облике Юдифи читаются хрупкость и даже робость. Неоднократно изображал Юдифь и Лукас Кранах старший, который был не в силах не поддаться искушению и не облачить Юдифь в экстравагантную шляпу с пышными бархатными полями и легкомысленными перьями. На его Юдифи изысканное ожерелье и ее одеяние усыпано роскошными украшениями. Меч женщина держит в руке, одетой в перчатку (под которой видны ее перстни).
Collapse )

Чем болен Вакх Караваджо?

«Вакх» (итал. Bacco) — картина Караваджо, хранящаяся в галерее Уффици во Флоренции - одна из самых необычных картин Микеланджело Меризи (итал. Michelangelo Merisi da Caravaggio, 1571 — 1610). Она интересна сразу со многих ракурсов, так как хранит множество тайн, разгадать которые довольно сложно даже вооружившись всеми современными знаниями. Изобразив своего Вакха или Бахуса (1596) таким, каким мы его видим, Караваджо совершил настоящую революцию в изобразительном искусстве: до него было принято изображать классического греческого красавца Диониса, мускулистого, ладно сложенного мужчину средних лет в мантии или уже не молодого римского Вакха-Бахуса, обвитого виноградной лозой, с которой капал виноградный сок.
Вместо этого Караваджо выбрал женоподобного юношу с нездоровым румянцем и грязью под ногтями. Более того, юноша по принятым канонам того времени был вульгарен. Караваджо одел его в мантию, в которой было принято изображать бога виноделия, однако одежда сидит на нем, нарушая все принятые правила условного приличия, слишком свободно и слишком небрежно, можно сказать, непочтительным образом даже для такого легкомысленного бога. Вакх сидит перед зрителем в ожидании очередного глотка вина из чаши, как будто натурщик, позировавший Караваджо, сдерживает желание напиться ради нескольких скуди, римской валюты того времени, которые полагались за позирование, и готов убежать в таверну для продолжения возлияния при первой же возможности.
Collapse )

История одного исцеления: неврологический статус пациента с фрески Мазаччо

В капелле Бранкаччи во Флоренции есть фреска, на которой изображен Святой Петр, исцеляющий больного своей тенью.

Молодой человек сидит на полу в неудобной позе, фактически согнутый пополам, в ожидании чуда. Эта фреска входит в цикл деяний апостола Петра, созданных двумя художниками, Мазаччо и Мазолино, для оформления капеллы, но данная фреска принадлежит кисти только Мазаччо. Ее сюжет соответствуют одному из «Деяний апостолов». Апостол Пётр, один из двенадцати ближайших учеников Иисуса Христа, считающийся первым папой римским, проповедовал слово Божие, воскрешал мёртвых и исцелял больных. Люди настолько почитали Петра, что выносили больных прямо на улицы, чтобы, когда он будет идти мимо, хотя бы его тень попала на несчастных. В капелле Бранкаччи есть и другая фреска, кисти уже Мазолино, изображающая, как в Иоппии апостол Пётр воскресил умершую девицу Тавифу.

В «Деяниях», естественно, нет подробного описания болезни, от которой смогла исцелить тень Петра, есть только условное название недуга «Исцеление хромого и проповедь народу (Деян. 3:1-26). К великолепию шедевра Мазаччо стоит добавить и то, с какой точностью он воссоздал возможную причину хромоты в собственной интерпретации деяния. Раннее утро, ясное небо, Святой Петр, первый понтифик, в составе группы людей движется к зрителю. Апостол, поглощенный мыслями, смотрит в даль и как будто не замечает происходящего вокруг, только его тень «трогает» калеку. Что за люди в составе процессии? По мнению Вазари, человек в красной мантии – Мазолино. А вот мнения других исследователей сильно расходятся: одни считают, что бородатый мужчина, сложивший руки в молитве справа от Петра, скорее всего и есть сам Бранкаччи, именем которого названа часовня. Именно он в 1367 года отдал приказ о возведении фамильной капеллы в строящейся с 1268 года церкви Кармине (а его потомок, Феличе Бранкаччи, главный соперник Козимо Медичи Старшего, дал заказ Мазолино и Мазаччо на роспись капеллы в приблизительно 1422 году). Человек в красном головном уборе, вероятно, Мазолино, учитель и друг Мазаччо, а человек с маленькой круглой синей шапочкой и с седой бородой, скорее всего, сам Донателло, мастерство которого считалось в те времена совершенным.
Collapse )