Tags: художник

Испанка 1918: война под "аккомпанемент кошмарных стонов бойцов, умирающих от удушья"

Sargent, John Singer (RA) - Gassed - Google Art Project.jpg

На картине Сарджента «Отравление газами», написанную им в 1918-1919гг., мы абсолютно четко видим военную сцену, в центре которой изображены во весь рост ослепшие солдаты с тканевыми повязками на глазах, идущие к перевязочному пункту где-то вне картины. Они держатся друг за друга, за их спинами вещевые мешки с уже ненужными противогазами и винтовки с теперь бесполезными оптическими прицелами. Они ослепли из-за газовой атаки.

Идущие строем воины как будто образуют декоративный древнегреческий фриз в виде горизонтальной полосы, ритмично пульсирующей, движущейся и похожей на религиозную процессию. У их ног лежат, может, беспомощные раненые, а может, мертвые. Наверное, и те, и другие— живые мучаются от головной боли, жадно пьют воду, но их исход ясен.

Сзади еще одна такая же колонна. Действие происходит на заходе солнца, что усиливает ощущение приближающейся смерти. Но если приглядеться, то в просветах между ног раненых можно увидеть, как молодые люди в синих и красных полосатых рубашках играют в футбол, удивляя своим равнодушием к происходящему.

Жизнь продолжается.

Картина «Отравленные газами», написанная в 1918-1919 гг., считается одной из главных работ Джона Сингера Сарджента (англ. John Singer Sargent, 1856 - 1925) — американо-британского художника, одного из наиболее ярких живописцев периода Belle Époque. Самой главной его работой о войне. Картина иллюстрирует ужасы химического оружия, ставящие под сомнение моральность его использования. Но она является олицетворением не только ужасов войны.
Collapse )

Дик Кет, художник с барабанными палочками

Случайно увидела необыкновенные автопортреты Дика Кета, неизвестного мне до этого художника, умершего в возрасте 37 лет. Запредельно интимные автопортреты как будто приглашали заглянуть в тихую жизнь человека, который почти десять лет не выходил из дома, и оставили ощущение прикосновения к вечности.

Но есть и еще один интересный признак, объединивший все эти автопортреты, который не мог не заинтересовать врача.

Dick Ket, 1932


У Дика Кета необычные пальцы, напоминающие лапы древесной лягушки, но они имеют официальное название- барабанные палочки. Такие пальцы оканчиваются утолщенными концевыми фалангами с характерной деформацией ногтевых пластинок, а круглые и выпуклые, как будто стекающие с пальца, ногти получили название «часовых стёкол». Такие пальцы не являются самостоятельным заболеванием, а представляют собой довольно информативный симптом болезней сердца и легких. Этот симптом, по всей видимости, был впервые описан Гиппократом и иногда называется его именем (Digiti hippocratici).
Collapse )

Испанка и Эгон Шиле

В 1918 году австрийский художник Эгон Шиле работал над картиной своей семьи. Он успел завершить лишь часть полотна, на котором помимо него было еще три фигуры: сам Шиле сзади, его изможденное обнаженное тело сгорблено, его меланхоличный взгляд отрешен, он смотрит сквозь зрителя. Перед ним его жена Эдит, она смотрит в другую сторону. Около ее ног ребенок, с беспокойством и страхом глядящий за пределы картины, он прижимается к ноге матери. Все персонажи соединены друг с другом и разобщены одновременно. Снова и снова Шиле говорит об одиночестве, этот рассказ, наверное, самый страшный, потому что он прерван смертью всех участников портрета.

Э. Шиле "Семья" 1918

1918 год принес художнику успех: в самом начале года Вена наконец признала гениальность восходящей арт-звезды, а это означало, что его работы начали продаваться. После смерти своего кумира Климта весной 1918 года Шиле стал претендовать на роль ведущего художника Австрии. Это новое положение в обществе означало изменение и финансового статуса семьи художника, что было особенно важно, так как Эдит была беременна.

Гармонию картины 1918 года «Семья» нарушают даже не контрастные отрешенные взгляды участников, избыточная бледность кожи и подмалевка черного фона. Гармония рушится незавершенностью при общем ощущении внутреннего спокойствия. Эта картина никогда не будет закончена. Эдит умерла от «испанки» 27 октября 1918 г., Эгон пережил ее на 3 дня, их ребенок умер нерожденным.
Collapse )

Театр наоборот

Есть в нижегородском художественном музее (доме Сироткина) одно полотно, которое не может оставить равнодушным.
Лично меня оно сначала напугало, потом я все-же подошла рассмотреть, не золотые ли коронки у этих скалящихся морд с гротескно заостренной мимикой. Так и застряла на изучении движений мышц лица этих странных людей в попытке понять их внутреннее душевное состояние. В этой мимике можно найти веселье, сарказм, отвращение и даже испуг, но нельзя найти равнодушия и скуки. И только потом я прочитала название. Это полотно называется «На представлении в Люблине» и написал его польский художник Феликс Пенчарский, который жил в начале XIX века. Оказалось, что год назад картина стала центром выставки одной картины «Философия смеха», но, когда возникла идея выставить «смеющееся» полотно, организаторы столкнулись с целым рядом проблем: художник в родной Польше мало известен, даже найти его биографию было довольно сложно. В итоге нашли. И я ее прочитала.
И тут все сразу встало на свои места.


Гротеск Феликса Пенчарского Картинки (Feliks Pęczarski (1804/05-1862) получает дополнительное объяснение: художник от рождения был глухонемым (глухим). Это многое меняет и демонстрирует возможности восприятия окружающих глухими людьми того времени. В то время уже были отдельные институты глухонемых, в одном из которых в Варшаве и учился художник, но это был всего лишь первый опыт.
Collapse )

Печальное наследство

Случайно наткнулась на картину Хоакина Соролья-и-Бастида «Печальное наследство» (Triste herencia, 1899): пострадавшие от эпидемии полиомиелита парализованные дети купаются под присмотром монаха (исп. Joaquín Sorolla y Bastida, 1863 — 1923).

Наверное, это самая известная и замечательная картина испанского художника, созданная им во время его увлечения натурализмом. Картина принесла ему Гран-при и почетную медаль на Всемирной выставке 1900 года в Париже, а также медаль в Мадриде в 1901г., однако так и осталась не проданной, несмотря на все медали и награды.

Ощущение случайности или спонтанности, с которой написана картина, обманчиво: это одна из его наиболее тщательно подготовленных картин, для которой сохранилось множество масляных зарисовок и карандашных эскизов.

На картине изображена группа мальчиков, купающихся в море. Позже Соролья рассказывал, что однажды вечером он был свидетелем этой сцены: на отдаленном уголке пляжа, где очень мало народа, купались мальчики, ограниченные в движениях и возможностях. Мальчики-инвалиды. Впечатлённый увиденным, художник осмелился подойти, и как только ему дали разрешение рисовать, он сделал первый набросок, а потом приходил каждый день и рисовал.
Collapse )

21 сентября - Всемирный день борьбы с болезнью Альцгеймера.

Помню, как лет 10 назад меня впечатлила задокументированная в автопортретах аннигиляция одного художника, который создал дневник прогрессии своей деменции.

В 1995 году американскому художнику британского происхождения Уильяму Утермохлену был поставлен диагноз болезни Альцгеймера. Вплоть до своей смерти в 2007 году Утермохлен создавал автопортреты, передающие погружение в болезнь. Отображение постепенного разрушения собственного разума превратилось в душераздирающую серию невероятно впечатляющих рисунков, которые можно демонстрировать врачам-психиатрам в качестве учебного пособия.
Этот визуальный ряд оказался важен и с медицинской точки зрения, т.к. симптомы болезни Альцгеймера включают не только потерю памяти или деменцию, но также влияют на восприятие окружающего мира. Вдова художника говорила: «На этих картинах мы видим неимоверные усилия Уильяма объяснить изменения внутри себя, свои страхи и свою новую жизнь». Трудно сказать, произошли ли изменения в его портретах из-за потери навыков рисования или из-за изменений в его восприятии мира, но, в любом случае, они документируют эмоциональный беспорядок и внутреннюю суматоху художника, наблюдающего, как его разум постепенно покидает его.

Аутичная Вивиан, великий фотограф

Несколько лет назад я узнала об одном загадочном уличном фотографе, о котором сейчас знают, наверное, все интересующиеся фотографией. Женщина-фотограф, работы которой были обнаружены после продажи контейнера для хранения в Чикаго в 2007году. У нее были тысячи фотографий - рулоны непроявленной пленки, распиханные по коробкам.

Вивиан Майер (1926, Нью-Йорк —2009, Чикаго).

Джон Малуф, агент по недвижимости, взял коробку с негативами на аукционе. Контейнер принадлежал неизвестной женщине, чье имущество было продано за долги. Джон надеялся найти фотографии для книги о Чикаго, которую он писал. Он просмотрел негативы, не нашел ничего подходящего для своей книги и забыл про коробку на 2 года (в это время Вивиан еще была жива).
Вивиан Майер жила и умерла в безвестности, и все, что могло так или иначе рассказать про нее, исчезло вместе с ней - до тех пор, пока Джон Малуф в 2009 году не решил отсканировать ее негативы и начать расследование: он с небывалой энергией и энтузиазмом принялся искать оставшуюся коллекцию, насчитывающую в итоге порядка 100000 негативов, 150 фильмов, 2000 катушек ч/б и 700 цветной плёнки.
Я давно собиралась посмотреть фильм «В поисках Вивиан Майер» ... и давно хотела написать свои мысли по этому поводу.

Вивиан Майер - загадка для большинства. Она сфокусировалась почти исключительно на фотографировании всего подряд, устроившись на работу няней, чтобы где-то жить и питаться. У нее не было друзей. Она не переносила прикосновений. Одевалась в широкие рубахи/блузы/ плащи оверсайз и в мужскую одежду. Причудливые шляпы и военные ботинки. Она была более, чем сдержанной, угрюмой и неразговорчивой. Она не задерживалась долго в одной семье, смущая родителей своими особенностями, граничащими с сумасшествием. Некоторые из ее бывших подопечных называли ее «очень холодной» и даже «жестокой» - например, она возила воспитанницу на скотобойню, или, когда воспитанник был сбит машиной, то вместо того, чтобы кинуться к нему, она начала его фотографировать. Больше всего она любила путешествовать с детьми по опасным (рабочим) кварталам вечерами.
Она компульсивно фотографировала все вокруг, складывала негативы в коробки, систематизировала их, но не проявлала и не печатала, собирала все билетики из общественного транспорта, записывала на аудиокассеты все, что происходило в течение дня, выстраивала такой высоты стопки газет, что пройти в ее комнате можно было только бочком, и многое другое.



Она была одинокой и неприветливой. Ни семьи, ни друзей. Умерла в доме престарелых, о чем не знал ни один из ее подопечных. Не вдаваясь в причину смерти, скажу, что многое из того, что она делала, может быть свидетельством высокофункционального аутизма. Если фотография - ваш главный фокус,или, как называют психиатры «специальный интерес», и вы страдаете аутизмом, то вы не будете тратить много времени на ненужные социальные взаимодействия,красивую одежду и поиск высокооплачиваемой работы. Все это может от спец.интереса отвлекать и создавать сенсорный дискомфорт.

Ее бывшие подопечные, выросшие с ней, рассказывают о ней с раздражением, страхом и недоумением. Собственно, что могут сказать нейротипичные дети об аутичной няне.
Я еще могу добавить, что среднеформатный формат камеры с визированием через шахту позволяет избегать глазного контакта, который так тяжело дается людям с расстройством аутистического спектра.

Collapse )

Жорж Шикото: врач-художник.

 photo Snimok-dlya-fejsbuka-2-2.jpg
Ж.Шикото «Первые попытки лечить рак лучами» 1907г.

На картине французского врача и художника Жоржа Шикото (Georges-Alexandre Chicotot, 1868-1921) «Первые попытки лечить рак лучами» изображен сеанс радиотерапии. Внимание привлекает не столько голая грудь пациентки, сколько чёрный цилиндр на голове врача. Картина датируется 1907 годом и это автопортрет: Жорж Шикото изобразил себя в ходе своего первого сеанса лечения рака молочной железы (парижский Госпиталь Брока, 1899). В его правой руке- газовая горелка, которая регулирует интенсивность излучения, а в левой секундомер- время сеанса составляло 10 секунд. О жизни Шикото известно мало: он окончил Национальную школу изящных искусств в Париже, но затем почему-то решил изучать медицину и поступил в Высшую медицинскую школу (Ecole de Medicine) и в 1908г. возглавил отделение радиологии в госпитале Брока. Шикото можно назвать одним из первых французских рентгенологов.
Интересно, что все эти годы он продолжать творить, его картины в 1887-1913 годах неоднократно были представлены на ежегодном Парижском Салоне. С учетом того, что Шикото был, прежде всего, врачом, его профессиональная деятельность стала темой многих картин.
Collapse )

ПОЛЁТ НА ЛУНУ. Ко дню космонавтики.

Время надежд и сершений.
 photo space_1.jpg
В 1954году, в год первой успешной родственной трансплантации почки, спустя несколько лет после детальной разработки пересадки сердца собаке, и всего за 7 лет до легендарного полета Гагарина, когда весь мир соревновался за первенство освоения космоса, что даже изображения космических кораблей были засекречены, в октябрьском номере журнала «Знание – сила» вышел фантастический репортаж из будущего. На обложке значилось, что это номер за ноябрь 1974 года, а сам номер рассказывал о полёте четырёх советских людей на Луну. Журнал в изобилии демонстрировал приметы будущего: фотографии вырезок из газет «Известия», «Правда» и «Комсомольская правда», датированные 26 ноября 1974 года, фототелеграммы в Совет Министров СССР и Академию Наук СССР, биографии членов экипажа ракетоплана. Рассказ вёлся от лица самих межпланетных путешественников, один из которых был доктором. За здоровьем отважных космических странников следили с Земли: ЭКГ и прочие параметры жизнедеятельности передавались по радиоканалам. Через год был выпущен диафильм с рисунками Константина Арцеулова. Через 5 лет его рисунки были уже на всех марках страны.

"Мы на Луне! На Луне, чёрт возьми!"
(Т. Акопян, бортовой врач межпланетного корабля «Луна–1». 27 ноября 1974 года, 12 час 55 мин)

диафильм "ПОЛЁТ НА ЛУНУ"
лунная дорожка